В верх страницы

В низ страницы

Легенды Хивера

Объявление

Игрок форума

ГРИНВОН ПЛОК

Дракон | 315л.

Директор Академии Магии до 321 г оЗ.

Значимая личность Хивера, маг и ученый. Оснаватель Академии Магии для драконов. В 321 г оЗ. осужден за использование Темной Магии.

Игрок форума

ЭМЕРАЛД

Дракон | 150

Хранитель кристалла

Эм никогда не задумывался какое дело ему можно взять, возможно мастерскую кристаллов? В мечтах иногда видит себя где-то подальше от населенный пунктов людей, в хорошей семье, неподалеку от населения драконов, но почему-то не на Дэлиане.

Игрок форума

АРИНОКО

Дракон | 89

Прожить день и лечь спать не на голодный желудок - уже хорошее достижение, а если еще и не валишься с ног от усталости - вообще шикарно. Помимо обычного выживания постоянно ищет того, кто мог бы позаботиться о юном драконенке

Игрок форума

БУРАН

Дракон | 385

Можно описать одним словом — статуя. Никаких лишних движений, никакой мимики. Единственное, что бросается в глаза, — дыхание. Движения неторопливые и расчетливые, спокоен и вежлив в общении. Мечтает вернуться домой

Игрок форума

СТИГ

Дракон | 200

Стиг крайне нервный и раздражительный дракон - ее может вывести из себя любая мелочь, громкий звук, неуважительный тон. Эта нездоровая черта выражается в мгновенных вспышках разрушительной ярости - буквально за секунду Стиг может впасть в состояние аффекта.

Игрок форума

МОРРИН ОРМОР

Миерец | 57

Авантюрист

Как бы странно это не звучало, но Ормор противник убийств и вообще любых нарушающих закон деяний. Если нужно чего-то добиться, он добьётся этого ловко и не очень честно, но, не нарушая закон.

Игрок форума

ЭЛЕОНОРА НИС

человек | 27

Инквизитор

Железная леди, ей всё по зубам! Она мечтает вступить в Орден Солнца, чтобы сама Тьма её боялась. Нужно очень постараться, чтобы заслужить её доверие.

Игрок форума

ФЕЙТ

дракон | 280

Мастер-мутатор

Некоторые маги, учёные и естествоиспытатели могли иметь с ним дела и знают как достойного коллегу: кто-то как дракона, кто-то как человека. То, что известно Семье, остаётся в Семье.

Игрок форума

АЛЬТАИР БУРЕВЕСТНИК

дракон | 478

Орден Солнца (магистр)

За долгие годы Таир понял одну вещь – от жизни, каждого мгновения, события, слова нужно получать максимальное удовольствие. И «хочу» - уже достаточное основание что-либо сделать.

Игрок форума

ЛИСИЧКА

эльф | 50

ювелир

Кузнец (хотя больше прельщает ювелирное дело) в небольшой деревеньке где-то в глуши, куда нормальный человек вряд ли зайдет по чистой случайности. Прозвали Лисичкой за рыжий цвет волос хитрые глаза.

Игрок форума

МИРАТА МУТ

Человек | 29

торговец

В торговческой среде известна под именем ЭмЭм, друзья предпочитают называть Ми. В среде торговцев её считают странноватой – она не любит кричать, размахивать руками, не шумная, неохотно торгуется.

Игрок форума

МАЛКА

Человек | 21

курьерская доставка

Мила, ещё юная и ума-разума не набравшаяся, ищет своё место, свою цель; хочет податься в наёмники и оставить службу гонцом.

Игрок форума

ДАЭЛЕН АНТАРЕС

Человек | 24

странствующий целитель

Большинство знают как добродушную путешественницу. Родственники и знакомые как путешествующую аристократку и целительницу.

Игрок форума

МЕЛИАНИ РЕД

Человек | 26

кастигатор Ордена Солнца

В этом мире хочет уничтожить вражду между расами, добиться любви и гармонии. Постараться уменьшить влияние тьмы, а в глобальном формате всей своей жизни хочет приблизиться к истине в любом её понимании

Игрок форума

ХАССАРИАН

Дракон | 200

Глава Факультета Магии Сознания

На фоне всего Хассариан выделяет одну мечту. Даже не мечту, а цель. Цель - узнать, что находиться за пределами острова. Как туда попасть? Почему от туда практически нет вестей? Это главный вопрос, которым он задается и на который пытается дать сам себе ответ.

Игрок форума

ВИСКУЛЛ

Человек | 24

Чаррир/наемник

Ви хочет зайти дальше, забраться выше, заполучить больше. Самое главное не стоять на месте. Вискулл обладает редкой мутацией, большинство школ магии не действуют на него, однако из-за этого он сам не может владеть магией. Среди магов ходит слух об убийце магов.

Игрок форума

КАЙРОН ФОРД

человек | 20

охотник

Мечтает отправится на поиски приключений. Хочет путешествовать по Хиверу, так как всю жизнь далеко от деревни не отходил. Хочет найти лучших друзей, и всей компанией отправиться в дорогу.

Игрок форума

КАССАНДРА ВАЙ'АТ

дракон | 280

шпионка Чаррира

Кэссия "человек" слова, сказано - сделано. Самое великое, чего Кэссия желала - это повидать как можно больше, а душа ее стремится к чистому горному воздуху, свободе и любви. Драконица обладает ядовитым укусом, её яд действует на нервную систему и мозг, быстро проникая в ткани и вызывая паралич.

Игрок форума

ТРЕЙД

человек | 18

Мечтает заставить отца признать его. В Столице магов известен под прозвищем «Кошмар семьи Албермарлов», непредсказуемый, а потому опасный маг огня.

Игрок форума

РИРА КЛИХХ

миерка | 37

почтпункт Стрижи (курьер)

В свои 37 Рира Клихх стала довольно знаменита среди почтовиков, с усердием выполняя каждое порученое ей задание, отдавая всю себя работе, путешествуя практически по всему северу Хивера. Ее знакомые описывают Малышку Ри как яркую, бойкую, жизнерадостную и несколько болтливую особу.

Игрок форума

ИНДИГО

дракон | 237

алхимик/телохранитель

Когда-то был на вооружении Семьи из числа жнецов. Айрес (сестра), Бист (младший брат) - когда-то составляли с виверном группу шпионов/убийц/коллекторов. Ныне - странствующий алхимик со своими безумными идеями и планами. Подрабатывает тем, что делает элитные яды.

Игрок форума

ТСАЯДХИ РАСИРР

миерка | 57

подмастерье портного

Для всех она — дальняя родственница четы Кайим. Лишь сами супруги знают правду о ней, что она попала на Хивер с родины миерцев, которые называют себя сшаев.

Игрок форума

РАЯН

дракон | 213

наемник

Знают как наемника, работающего за бронзу, а также дракона, имеющего странные проблемы с памятью. Страдает визуальной амнезией, то есть не способен запомнить внешний вид некоторых вещей, а также персон и местностей. Он может прекрасно помнить имя, биографию, голос, запах, но не помнить его внешности

Игрок форума

ДАЭЛЬ МОРТИС

эльф | 40

культ Иллидия

Тёмным сектантам и Семье известен как один из лидеров культа Иллидия, мессия и предвестник Пустоты. В остальном мире – пока неизвестен. Мечта всей жизни – повергнуть мир в хаос и сделать подобным Бездне – изменчивым и непредсказуемым, а оттого чертовски интересным и полным самых невероятных возможностей.

Игрок форума

НОРТ

Небесный дракон | 150

Циркач-иллюзионист в небольшой странствующей труппе "Игнис Фатуй"

Едва ли кто-то слышал о нем что-то стоящее. Возможно видели на цирковых выступлениях. Некоторые могут помнить существовавшую двадцать лет назад на слуху преступную семью, признанную умершей легендой.

Игрок форума

ИДРИС МУН

Небесный дракон | 178

Разведка Семьи

Простой эльф-курьер и охотник. Для Семьи – пешка в большой игре. Для родителей - непутевая дочь, которая странствует по землям Хивера.

Игрок форума

МЭРИ ЯР ХАН

Пустынный-пепельный дракон | 293

Воевода одного из отрядов Ордена Солнца

Бывший наемник, ныне пользующийся уважением воевода Ордена Солнца. Взгляды несколько вольные, но адекватные, а потому фанатиком не слывет. Несколько тонн доброты и спокойствия.

Игрок форума

НИМУЭ ВАЛОР

Человек | 38

Вольная наёмница / Профессиональный вор

Известна в узких кругах как профессиональный вор и мастер своего дела. О её проклятии не знает никто, помимо родного дяди – Сигрида

Игрок форума

ХЕЛЬ

Радужный горный дракон | 20

Правая рука главаря отряда гильдии воров Корфус.

Правая рука «Корфуса» и зам Шема. Может достать что угодно, дайте только время. Ходят мутные слухи, которые пытаются объяснить их с Шемом отношения. Разбирается в артефактах, имеет много связей среди скупщиков или торговцев артефактами.

Игрок форума

СЭ'ШЕМИР

Шэран | 51

Глава отряда гильдии воров Корфус

Ивестен как владелец алхимической лавки и по совместительству магазина редкостей "Алая и Белая роза". В Гильдии воров имеет противоречивую репутацию. Так же известен как глава организации Корфус.

Игрок форума

ЭЛЛЕНИЭЛЬ ДАЭРОН

Эльф | 20

Рабыня

Практически ничего неизвестно о ней. Даже настоящее имя. Рабыня она и есть рабыня, без прав, чувств и желаний.

Игрок форума

ТАЛИЯ

Человек | 33

Некромант

Маленькому кругу лиц и коллегам-некромантам, с которыми старается поддерживать связь известна, как мастерица своего дела, и достаточно увлечённая учёная женщина.

Игрок форума

ШЕРЕДДИН'ВЭЛРАЭН

Эльф | 89

Наемный убийца и Телохранитель

Широко известный в узких кругах наёмник специфического профиля: он помогает тёмным магам избавиться от проблем (и друг от друга) не своими руками и не рискуя быть пойманными с поличным, либо отваживает от них интерес, концентрируя его на своей неприятной роже в путешествиях.

Игрок форума

СОРА РУНАКО

Миерец | 17

Серый Соловей, Странствующий Бард

Его объявления часто мелькают на досках тут то там - пока что в основном в пределах Ариндианского королевства, хотя порой они каким-то чудом оказываются и в других, более далеких городах.

Игрок форума

СОЛ'ГЛАД

Ушебти | 141

Ожившее умертвие

Явно не связан с Иллидием, но все равно дает поводы опасаться его. Рвется пополнить ряды Ордена Солнца.

Игрок форума

ЭЛЛАНДРИЭЛЬ ДАЙН

Человек | 17

стажер Инквизиции

Мало кто из взрослых воспринимает его будущим инквизитором - слишком уж он непоседлив, а его увлечение природой и возня с животными не способствуют статусу жесткого и беспринципного воителя. Тем не менее, вступительные экзамены были пройдены, и в случае успешной стажировки Эл наконец осуществит свою мечту, став настоящим Инквизитором.

Игрок форума

ХЕЙСЭ'ФАРХАРАТ ТАС ХАСС

Дракон | 227

Некромант

Простые крестьяне могут знать как мелкого землевладельца и дворянина, более продвинутые существа — как охотника на нежить. И лишь некоторые догадываются что он весьма серьезный некромант.

Игрок форума

СААР КАДИ

Варвар | 38

Немезист Ордена Солнца

Доблестный немезист со странным прошлым. Её лук натянет не каждый мужчина, а удар секирой запросто отправит к праотцам. Готова подставить плечо товарищу и встать на защиту слабого. На неё можно положиться, но держите дистанцию, если вы эльф, и вовсе не суйтесь – если цетакинец.


~ Приветствуем, гость! ~

Спасибо что заглянули к нам на ролевую. Мы всегда рады гостям и новым игрокам. Наша команда очень дружелюбная и мы готовы помогать игрокам с написанием анкеты и с игрой в целом. Каждый день мы стараемся для вас!
администратор: Эмералд
НОВОСТИ ФОРУМА:

Всем хорошей осени!

В октябре одержал победу Орден Щита!


Неизвестный

Неизвестный

Неизвестный

Неизвестный


~ Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPPalantir ~

+ Судьба Академии Магии

случайные|политики


В зале заседаний собралось очень много народа, чтобы решить что же делать с Академией Магии для драконов. Репутация драконов и без этого не на высоте, несмотря на то, что в состав Совета Магов входит один представитель из расы драконов.

• Трагедия в праздник Шана-Шана

инквизиция, солнценосцы, наемники


Когда инквизиция прибыла на место, в деревне уже тлели угли от зданий. Деревня почти полностью была сожжена, но самое страшное впереди. На площади, по кругу, лежали сожженные трупы. Было тяжело поверить в происходящее, в то, что эти существа самостоятельно легли по кругу.

Оформляется

пока никто не требуется


заказ не готов

ВНЕСИ ВКЛАД В СВОЙ ОРДЕН
ИГРА О МИРЕ ХИВЕРА ТЕХНИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ
АКЦИИ СЦЕНАРИЙ ГОСТЕВАЯ
ПОИСК СОИГРОКА УСТРОЙСТВО ХОЧУ К ВАМ
КВЕСТОВАЯ ХРОНОЛОГИЯ КАРТА ХИВЕРА ПРАВИЛА
БРОСОК КУБИКА РАСЫ ОТСУТСТВИЕ И УХОД
СПИСОК ЖИТЕЛЕЙ ФРАКЦИИ, ГИЛЬДИИ, КЛАНЫ ПОМОЩЬ С АВАТАРАМИ
СПИСОК ПРОФЕССИЙ ОФОРМЛЕНИЕ КВЕСТА
МАГИЯ
РЕЛИГИИ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Хивера » Личные встречи » План «Перехват»>>Ариноко|Даэль Мортис


План «Перехват»>>Ариноко|Даэль Мортис

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

http://s4.uploads.ru/8Bz7f.png    План «Перехват»    http://s4.uploads.ru/XohSV.png
http://artpub.ru/art/illustrator/2013/crystal_street_by_sandara.jpg
Дата: 35 Радости 319 года


Место: Столица магов
Участники: Ариноко, Даэль Мортис
Предисловие: Эта история о маленьком дракончике, который всего лишь желал выжить в суровом мире. Однако судьба распорядилась иначе, и теперь мальчик должен совершить дерзкий и, с позволения сказать, кощунственный поступок – просто чтобы один злой дядька не погубил практически невинную мальчишескую душу. А ещё эта история о том, что бывает, если в дело вмешивается ещё одна сво… эм, хороший эльф, само воплощение добра и света.

+1

2

Шана-Шана неотвратимо подходил к концу, существа на улицах уже не так рьяно рвались праздновать, их азарт слегка поутих. Воришка, с раскрашенным мелом и пеплом лицом, в этот поздний вечер смурно восседал на крыше одного из зданий, окружавших площадь с помостом, на котором обычно давали представления. Сейчас на сцене никого не было, не смотря на то, что все факелы, традиционные для праздника завместо кристаллов, были зажжены. Очевидно, опять готовилось очередное представление. Но Ариноко было не до праздника, уже несколько дней как, он усиленно высматривал в толпах существ свою цель - солнценосца, которого можно было бы "обработать".
Пару дней назад рыжий еще не представлял, каким образом он утащит свепси, ведь это не то, что носят напоказ. Нет, солнценосцы прячут чертов камень где угодно, и лишь богам известно, где искать его. Таким образом, просто срезать - не вариант, надо именно обшарить... А для этого стража следовало привести в беспамятство. И не каждого представлялось возможным "обработать", и не так легко их вычленить из толпы вообще! О боги... Ари тяжко вздохнул, прикрыв болящие покрасневшие глаза. Он мало спал, его мучила бессонница и преследовал страх последнее время. Дни слились в одну черную полосу, не принося ни радости, ни покоя. Дабы план удался, обстоятельства должны были столкнуться очень тонким образом, что было под силу лишь богам. А драконенок очень сомневался, что Великим было дело до его жалкой персоны. Но, небольшую надежду воришка все же питал.

Отсветы фонарей над площадью, и факелов вокруг сцены причудливо играли на масках людей и нелюдей. Диковинные одежды, рога,  призрачные огни... Да как среди них найти солнценосца-то... Ари опустил взгляд и устало пихнул камушек с черепицы, который покатился вниз и бесшумно слетел с крыши.

Время шло медленно, ночь полноправно опустилась на Столицу, погружая город в мистический ореол. На площади стали собираться зеваки, а затем, на сцену вышел высокий мужчина в маске, принялся заводить толпу. Фокусы, розыгрыши - все как всегда. Вновь Ариноко пристально вглядывался, примечая малейшие детали.
На сцене устроили соревнование между желающими - рыжий видел такие уже много. На этот раз надо было осушить пинту пива или эля за отведенное время. 
Подперев ладонью щеку, воришка уселся по-турецки, не особо интересуясь результатами. Кажется, один из участников не очень то и хотел соревноваться, но его все-таки уговорили. Драконенок мотнул головой и моргнул, ощутив неестественную тишину, оглянулся - тот самый рослый мужчина, что не хотел пить, победил, осушив кружку до дна гораздо раньше отмерянного срока, чем вызвал шквал аплодисментов. И сам закричал что-то заплетающимся языком, будто был в стельку пьян, но предельно счастлив. С трудом, но Ари различил слова, похожие на "Во имя солнца".
- Хм... - тихо выдохнул мальчишка, заинтересовавшись. Победитель уже получил свой приз в виде небольшого сундука, якобы от духов и, пошатываясь, покинул сцену под одобрительные смешки окружающих. Любопытно. Либо он до того был пьян, либо ему хватило той пинты на площади, но мужчина побрел по улочке, словно вот-вот свалится. Ари уже приметил невдалеке любопытные взгляды своих коллег, потому лишь направился по крышам за человеком, наблюдая, что будет. Возможно, что этот тип - из ордена, возможно, что у него с собой камень? Как он отреагирует, когда его попытаются "прижать"?

Отредактировано Ариноко (2017-08-29 01:50:52)

+2

3

Маска съезжала на бок, и всякий раз, когда мужчина поправлял её, она садилась ещё кривее прежнего. Наконец он плюнул на это гиблое дело и с беззлобным рычанием сорвал её и бросил на мостовую, а сам, всё ещё разгорячённый, побрёл дальше. Кажется, он и сам понимал, что праздника на сегодня ему хватит.
Словно голодные крысы при виде умирающего кота, вездесущие воришки следовали за жертвой, держась поодаль, а их масленые глазёнки так и поблёскивали в редких проблесках фонарного света.
То ли почувствовав, то ли просто зная, мужчина снял кошель с пояса, развязал его и – вытряхнул содержимое широким жестом, точно сеятель на поле. Забряцали многочисленные одольоны, зазвенели редкие рутары – сорвались с места зелёные крысёныши и ринулись жадно собирать подаяние. Старшие товарищи остались дожидаться их во мраке переулков, чтобы по возвращении мальков задать им трёпку и изъять добычу.
Всё как всегда. Всё как везде.
В конце концов носитель добродетели, ни разу не сойдя с главной улицы, завернул в приличное заведение с целями, оставшимися неизвестными ночным наблюдателям, ряды которых, к слову, серьёзно поредели. Но стоит ли говорить, что бедолагу, лишённого денежных средств, довольно скоро выставили, причём не беспроблемно: разумеется, он как честный человек предлагал своё ценное слово в качестве залога, а ему, разумеется, объяснили, куда он это слово может смело засунуть, он, опять же разумеется, сильно оскорбился и принялся наносить телесные повреждения сквернословам. Ну, а потом мужская часть посетителей, объединённая общей идеей возвращения атмосферы веселья, всё-таки смогла одолеть бойца, державшегося на удивление хорошо, несмотря на сильную степень опьянения, и вышвырнула его к Бездне прочь.
Всё как всегда. Всё как везде.
Что-то подсказало мужчине, что возвращаться в кабак ему – по крайней мере, пока – не стоит, и тогда он поднялся, отряхнул одежду и спокойно побрёл себе дальше.
Призовой сундук таинственным образом исчез.
Однако так мужчина шёл недолго: сначала его повело в одну сторону, затем в другую, и бедняга рухнул наземь, едва успев защитить голову от удара о мощение. Видно, всё-таки крепко ему досталось от раздосадованных посетителей кабака…

Он наблюдал за всем со стороны, этот ничем не примечательный и никем не замеченный человек у окна злополучного питейного заведения. Он просто сидел за своим столиком в одиночку, перед ним стоял полный стакан дешёвой браги и тарелка с остывшим рагу, а рядом с ними покоились чистые листы бумаги без письменных принадлежностей в обозримом пространстве. Словом, было понятно сразу: если вы всё-таки умудритесь его заметить, то, прежде чем подсаживаться к такому индивиду, необходимо как следует подумать, а если решение оказалось положительным, нужно подумать ещё разок.
Он наблюдал за всем со стороны, но даже не шелохнулся, чтобы помочь. Его полные осознания тленности бытия глаза не выражали никаких дополнительных эмоций. Его маска была поднята на манер забрала, а на лице всё ещё виднелись тонкие красноватые ниточки от её швов.
А потом с лежавшим на мостовой человеком приключилось нечто.
И сидевший за столом человек едва уловимо склонил голову набок.

+1

4

Все дальше от площади, Ари отходил вслед за незнакомцем, что уверенно брел по широкой улице. Редкие прохожие старались, при виде не совсем трезвого человека, поскорее освободить ему путь. Рыжий воришка без напряга передвигался по крышам бесшумной тенью, на автомате преодолевая зазоры между домами. Отблеск в его глазах от света фонарей то и дело слабо мелькал в сумраке ночи, но никому до этого дела не было.
Преследуемый, видимо, заметил за собой стайку воришек, что держались на почтенном расстоянии, словно косяк рыб. В следующую секунду по брусчатке покатились монеты, да так, что даже Ариноко невольно дернулся, но все же остался на месте. Это не та добыча, за которой он охотился. Мужчина пошел дальше, оставив воробьев позади, и драконенок молча последовал за ним. Мальчишку то и дело грыз вопрос - а не теряет ли он время с этим типом? Человек крепкий на вид, гуляет один, не боится воров - значит, знает, что сильнее. Широкий жест - подарить неблагодарным "псам" последние деньги - что это, безрассудство?
А теперь, незнакомец зашел в кабак, скрипнула дубовая входная дверь. Глупец... или у тебя была заначка на такой случай? - отстранено подумал мальчик, притяившись напротив и вглядываясь в окна. Сколько пройдет времени, прежде чем цель покинет заведение? А вдруг, он там до утра останется? Вроде как, это не гостиница, а значит, есть шанс, что пьянчугу выставят уже вконец обработанного. Было бы не плохо.
Не прошло много времени, как внутри питейной началась какая-то веселая суматоха. Ариноко с интересом наблюдал, видя мелькающие в окнах силуэты. Кто-то выходил, кто-то заходил - мальчишка вглядывался во всех посетителей, так - на всякий случай. Наконец, шум переполоха стих, раздался невнятный громкий голос, и в следующий миг двери кабака отворились.  Выйдя к дороге, двое парней вынесли нерадивого бойца и пнули напоследок от себя, не жалея сил и насмешек. В проигравшем Ари узнал свою цель, и слабо хмыкнул. Мужчина устоял на ногах, дверь за ним захлопнулась. Поразмыслив над жизнью, или просто придя в себя, незнакомец вновь побрел по улице, шатаясь пуще прежнего. В добавок, и видок его стал теперь совсем не солидный - весь костюм изорван, маски нет, и похож несчастный был на оборванца. Воришка даже не успел покинуть своего укрытия, как преследуемый приложился о мостовую, распластавшись в неудобной позе, и стих.
Умер? Вырубился? Ариноко это было не важно. Первым делом, мальчишка быстро подобрался к краю крыши и спрыгнул на дорогу. Затем, оглянувшись, рыжий удостоверился, что сердобольных прохожих рядом не наблюдается, а затем, подлетел к телу, словно коршун на сдавшуюся добычу. Не теряя времени, не сожалея и не размышляя об этичности, Ари принялся обшаривать карманы, скрытые карманы, высматривать возможные украшения, даже обувь не поскупившись проверить. Кто знает, где мог хранится камень, если он был тут. Именно потому, что драконенок не знал - стоило проверить все. В ином случае, можно было попробовать найти что-нибудь интересное.
Конечно же, воришка не подозревал, что за ним кто-то наблюдает. Ему было не до того, тут бы шкуру свою спасти, как же...

+1

5

Такие хрупкие вещи не носят в карманах на груди, где они могут разбиться.
Такие ценные вещи не носят на цепочках на шее, откуда их легко могут увести.
Такие важные вещи не прячут в отворотах сапог, куда далеко тянуться.
Смертные называют это интуицией, Даэль величает это неосознанным опытом. Так или иначе, взгляд воришки притянула пара перчаток, засунутых за широкий пояс. Одна из них, мягкой оленьей шкуры с тонким выжженным узором, служила для соблюдения этикета. Вторая, грубой тёмной кожи, с маленькими клёпками, выстроенными в шашечном порядке, выполняла функцию защиты и – вот тут сработала та самая пресловутая интуиция, направившая взгляд на нужную деталь – служила верой и правдой в борьбе Солнца против Тьмы, о чём красноречиво свидетельствовала гравировка ордена на более крупных клёпках окантовки.
Но не успел мальчик претворить мысль в действие, как на его щиколотке сомкнулась стальная пятерня его жертвы. Мужчина поочерёдно разлепил глаза и произнёс еле ворочающимся языком:
– А-а-а, добрый мальчик… Бра… брага… спасибо… Ты… не помо… поможешь… поднять… ся мне? Я… отра… отбра… отбрагараду!

Мёртвые глаза человека остались мёртвыми, а сам он застыл – не так, как раньше, подобно замёрзшей рептилии, но теперь подобно камню, так, что ни один мускул не смел дрогнуть, ни одна жилка сократиться в такт сердцу. А билось ли у него сердце в тот момент?
Косая тень от кабака, лежавшая в переулке, содрогнулась. Неуловимо, но стремительно она начала сгущаться, уплотняться и наконец заклубилась на манер рваного облака.
И в следующий миг – обратилась силуэтом кошки, выгнула в дугу спину, раззявила бездонный рот, завыла попавшим в ловушку ветром и метнулась прочь.

– А? – выдохнул мужчина, всё ещё державший мальчика за ногу.
Из-за широкого пояса сочился яркий голубой свет – ровно в том месте, где была заправлена клёпаная перчатка.
– Помоги встать! – скомандовал мужчина, сбросив добрую часть хмельного дурмана и протянув руку к мальчишескому плечу.
Взгляд его, встревоженный и грозный, был устремлён во мрак переулка.

Взгляд его, пустой и страшный, был устремлён на развернувшуюся сцену.
– Могу я помочь господину скоротать его ожидание?
Женщина в кричаще цветастом платье и разукрашенным в тон лицом бесцеремонно влезла на колени к посетителю с поднятой маской. Он не обернулся к ней, просто приобнял за талию и рассеянно, рефлекторно прижал к себе.
Её рука скользнула в непристойное место, заставив человека отвлечься от созерцания заоконных спектаклей и встретиться глазами с настойчивой дамой. От его взгляда, было очевидно, ей стало не по себе, и она убрала руку, но вот так сразу отступить не стала.
– Так не носят, – неуверенно пробормотала она и потянулась к маске с намерением исправить положение.
Однако её рукав зацепился за воздух рядом с лицом незнакомца. Женщина озадаченно рассмотрела свою одежду, отвела руку и тут же попробовала ощупать незримый предмет. И ей это удалось: под пальцами проступало нечто костистое, ребристое, словно скрученный в кольцо оголённый хребет.
Взглянув в лицо незнакомца, она встретила смеющиеся мёртвые глаза и перекошенный в улыбке рот, и это напугало её достаточно, чтобы броситься прочь: запутавшись в полах платья, она с грохотом рухнула на пол, тут же вскочила и, придерживая юбку, побежала в глубь помещения под одобрительных смех беззаботных пьяных гуляк.

+1

6

Сердце отстукивало в висках тревожный марш наравне с тем, как мальчишка отчаянно хотел найти злополучный камень, который светится разными цветами. Ари успел обшарить карманы, шею, и только потом его взгляд наткнулся на пояс, где обычно держат кошели, оружие и прочее. Действительно, что ж он первым делом не проверил. Из-за пояса выглядывали края перчаток, которые было положено носить всем мужчинам по этикету. Рыжий задумчиво провел пальцем по гравировке, и внезапно обрадовался, узнав в рисунке явный символ солнца, который обычно бывает на флагах и одежде солнценосцев. Боги, духи, неужели свезло?
Восторженно выдохнув, воришка попридержал коней - сначала надо найти камень. И только Ариноко потянул за край перчатки, намериваясь вытащить их и осмотреть, как в ногу вцепилось что-то с большой силой. Драконенок только и успел, что вскрикнуть от испуга, заозирался. Какого-то Иллидия пьянчуга очнулся, принявшись что-то неразборчивое лопотать, мальчишка лишь вздохнул. Дергая ногой, Ари пытался разомкнуть ладонь незнакомца, который, несомненно, ничего об этой ночи не вспомнит. Но оставаться с ним дольше нужного рыжий не намеривался.
Мужик, наконец, высказался и замолк, к тихому облегчению воришки. Ари закономерно подумал, что его жертва вновь провалилась в беспамятство, потому, с новой силой принялся выпутываться из капкана руки. И это ему удалось. С тихим охом  освободившийся драконенок упал на зад рядом с мужчиной, взглянул на него. Да так и замер в недоуменном испуге. Как-то неоднозначно выглядело лицо ненакомца в отстветах окон и фонарей, а в следующий момент солнценосец и вовсе ожил, глядя с внезапной трезвостью в глазах. Ариноко едва вздрогнул, покосившись на звук испугавшейся в переулки кошки, но не обратил на это никакого внимания. Конечно, ведь взор мальца был прикован к мерцанию у заправленной за пояс перчатки, и воришка сразу же приписал это явление искомому свепси. Вот, где надо было искать! Камень и спасение были совсем рядом, только руку протяни. И Ари протянул, да только был остановлен внезапным окриком незнакомца. Серьезным, деловым криком - мужик явно не был тем разморенным пьянчугой пару минут назад.
Молча выругавшись сквозь стиснутые зубы, воришка оглянулся, устремил взгляд на солнценосца, глядя по возможности нейтрально. "Что ж тебе не спалось то, а?". Ариноко проследил взгляд, который был устремлен в переулок, кажется, в котором скрылась кошка. Дурак что-ли, на городскую живность бросаться? Но, может это тоже сойдет. Пока пьянчуга был сосредоточен на своих фантазиях, у него будет легче что-либо стащить.
Кивнув, рыжий подскочил поближе, всеми силами помогая незнакомцу подняться, а затем, улучшив момент, когда натяжение его пояса ослабло слегка, потянул за обе перчатки. Это был рисковый шаг, и потому, Ари попытался выиграть время, тут же перестав быть опорой, и сиганул в противоположную сторону от той, в которую смотрел до того человек. В городе хватало разных переулков, где в полутьме ночи можно было бы укрыться с мерцающим сокровищем в руках. Это мальчишка и планировал сделать, избавившись от лишней ноши в виде перчаток.

Отредактировано Ариноко (2017-09-12 17:41:18)

+1

7

Мужчина оказался не из тех, кто просит помощи и тактично старается воспользоваться ей по минимуму. А может, бестактности поспособствовала ситуация. Так или иначе, солнценосец навалился на несчастного тонкого мальчишку, что дракон на двухлетнее деревце, однако сил рыжему воришке хватило – и чтобы не сломиться, и чтобы поднять эту глыбу на ноги.
Глыба не обратила внимания на мальца, который поторопился слинять – всё внимание праведной персоны было направлено в тот переулок, где только что кошкой ли, вороной или ещё какой пакостью взревел не иначе как мелкий демон. Мужчина сделал шаг, пошатнулся, но устоял. Сделал второй. Потянулся к поясу за перчаткой…
– Кр-ровь и Солнце! – прорычал солнценосец. – Ты!
Он обернулся, но застал лишь мелькнувшую полу незнакомого плаща.
– Ты… – растерянно повторил он, глядя вслед бегущему прочь человеку и тщетно пытаясь осознать свою догадку.
Поморщившись, он злобно фыркнул и переключился на главное дело. Смело, решительно служитель Солнца шагнул в густой мрак злосчастного переулка…

Плащ с характерным хлопком вспарусился и в следующее мгновение стал опадать, собираясь складками на грязном, оплёванном и загаженном рыбой, мощении. А его прежний носитель нёсся дальше, рассекая смрадную тьму арртетумской подворотни. Взгляд его был прикован к мелькающей и стремительно удаляющейся копне искрасна-рыжих, точно праздничное пламя, копне волос.
Наконец преследователь нанёс удар: он просто взмахнул рукой, и в следующую секунду незримые лезвия пронзили голень и бедро рыжего воришки, поражая нервные узлы. Сам атакующий замедлил шаг и непременно упал бы, не ухватись он за стену ближайшего дома. Он стиснул зубы и поморщился, будто его самого поразила боль немногим меньшая, чем его жертву, и как только к нему вернулся дар речи, он крикнул писклявым мальчишеским голосом:
– Иглы отравлены! Хочешь противоядия – будем говорить!
Даэль готовился повторить Перст Боли в случае, если переговоры начнутся не сразу, хотя перспектива получить очередной откат откровенно пугала. Левая нога чудовищно ныла, и страшно было представить, каково сейчас приходилось мальчишке, принявшему иллюзорный удар в полную силу.
Хорошо хоть, для поддержания облика ему не требовалась концентрация, и в сторону воришки ковылял примерно его ровесник, только обычный, ничем не примечательный, кроме, разве что, шафранно-жёлтых глаз.

+1

8

Гулко отдавалось в голове сердцебиение, тихая поступь убегающего воришки разносилась по пустынному переулку. Воришка, прятавший в складках одежды слабо мерцающий камушек, шугался от каждого звука, будто впервые попал в городские трущобы. Но теперь, когда спасение было в руках - адски сильно не хотелось его потерять. Проснулась небольшая паранойя, и Ари снова свернул, желая запутать свой след от возможного преследования. "Залечь на дно? Спрятать? А что, если эта хрень сама приведет к себе своего хозяина?"
Тревожные мысли не собирались покидать Ариноко, и так далеко после получения свепси рыжий не задумывался, что ему делать. Всю небольшую эйфорию от успеха попросту вытиснул страх. Ничего не кончено. Все еще впереди...
Замедлив шаг, драконенок тяжело выдохнул, пытаясь отдышаться, и заглянул за ткань, что скрывала потайной карман за пазухой - там вдруг переменился цветом злополучный камень, замерцав ярче. Ари понятия не имел, что это значит, но в следующий момент сознание захлестнула чистая, сбивающая с ног боль, будто мальчишку целиком окунули в ледяной поток бурной реки. Всхлипнув, рыжий повалился на землю и перекатился на спину, потом снова на бок, дрожащими руками ухватившись за пораженную болью конечность. Раздался незнакомый голос, явно принадлежавший ребенку. Сквозь пелену в голове разобрав смысл сказанного, Ари от жгучей досады даже взрыкнул, ударив кулаком по земле. Опять, снова все повторяется... Как же достало! Почему бы всем этим тварям просто не оставить воришку в покое?!
Тяжело дыша и подрагивая, Ари зыркнул с земли на незнакомца, судя по всему - какого-то профессионала, что прикидывался ребенком. Управляться с ядом и метательными иглами - это нужно уметь и знать, а обычное ворье с таким не водится. Ариноко недоверчиво прищурился - у незнакомца были ненормально желтые глаза...
- Ты... чего тебе надо, отродье? - не очень-то дружелюбно осведомился рыжий, явно пребывая на взводе от смеси боли, разочарования и неизбежности, - я просто пытаюсь выжить!

+1

9

Упс, перестарался!
Судя по траектории падения, мальчишка-то шаг сбавил, а то и вовсе успел остановиться, и в радикальных мерах (коих, к слову, Даэль был противник) нужды вовсе и не было. Можно было просто подойти и поговорить… Ну, что ж, бывают и у профессионалов осечки. Хотя какой из Мортиса, в Бездну, профессионал по части погонь, драк и всего, что прямо или косвенно связано с физическим взаимодействием с недружелюбно настроенными тварями Хивера!
Ну ладно, ничего. Как частенько сам мессия говаривает своим подданным: «Поболит и пройдёт». Теперь важно было сосредоточиться на новом образе, сыграть его убедительно.
– Отродье? – хохотнул желтогразый парнишка. – Это ты верно подметил, смертный!
Небрежным движением он кинул в сторону Ариноко какой-то маленький предмет, тускло блеснувший в полумраке.
– Пей.
Скоро боль начнёт отступать, и хорошо бы, чтобы рыжеволосый воришка связал этот факт с принятием снадобья. Не хотелось бы кромсать его повторно, пускай и не взаправду, а иллюзией.
Подойдя достаточно близко, чтобы можно было говорить приглушённо, но всё-таки оставив себе пространство для манёвра на случай, если жертва решит выкинуть какой-нибудь фокус, Даэль остановился и, уперев руки в бока, заговорил на распев тонким, звонким голоском:
– Маленький бедный мальчик! Я знаю, что ты просто крутишься как можешь – как и все смертные в этом пропащем городишке. Так что я не держу на тебя зла – кстати, оцени мою щедрость! – однако ты только что позаимствовал вещь, которая принадлежит мне, – он манерно, нарочито переигрывая, подчеркнул свою важность, притронувшись кончиками пальцев к своей груди. – Не думаю, что ты хочешь знать, кто я, – сощурился он, – тебе достаточно знать, что я прощу тебя сразу же, как только ты вернёшь мне мою собственность.
Мальчик протянул руку вперёд, раскрытой ладонью вверх, но подходить не стал, всем видом демонстрируя, что «ничтожный смертный» сам должен приложить усилия.
На самом деле, Даэль лишь догадывался, что именно стырил воришка у того мужчины, который лишь по предположению Мортиса был служителем Солнца, но если его догадка была верна, эта вещица здорово пригодится мастеру Мейру в его нездоровых, но порой неожиданно гениальных исследованиях. Ох, мастер Мейр! Даэль был готов завалить этого старикана чуть не звёздами с небесного свода, лишь бы он продолжал безумные эксперименты, потому что они были настолько нелогичны, а оттого непредсказуемы, что вполне могли привести к чему-нибудь грандиозному. Дыру в куполе пробить, например.
Ну, а если господин мессия промахнулся – эта ночь запомнится просто весёлым приключением.
[AVA]http://sa.uploads.ru/1CTU5.jpg[/AVA]

Отредактировано Даэль Мортис (2017-09-27 19:29:35)

+1

10

Незнакомец говорил в манере, довольно необычной даже для бывалых наемников, будто ставил себя выше любого существа на Хивере. Это раздражало, по меньшей мере, но и давало повод задуматься - и кто же тогда этот ребенок? Больше дракона могли жить с особым статусом только существа из иного слоя реальности - демоны, духи... иномиряне. Или же незнакомец напускал на себя пафосу - зачем-то он же решил требовать и вообще говорить. Странное, запутанное сочетание. Ари злился, хмурился и сопел от боли, но проследил взглядом пузырек, который так небрежно кинул ему незнакомец. И вот это тоже странно - использовать отравленное оружие и тут же предоставлять противоядие? Мысленно воришка забрел в тупик, и потому лишь слушал, пока мальчишка не высказал все свои требования. Ариноко не спешил хвататься за пузырек, но внимательно прислушивался к своему состоянию - хватит ли сил?
Тем временем, надменный пацан закончил разглагольствовать, и протянул руку, ожидая, пока Ари расстанется с единственным шансом на спасение. Ха, как бы не так! Удумал загнать зверя в угол? Просто отобрать камень, за которым воришка охотился все эти дни, теперь, когда до конца срока остались считанные дни? Да катись ты к Иллидию - драконенок был готов сражаться до конца за свое существование!
Стиснув зубы, рыжий приподнялся, медленно вставая, но взгляд на незнакомца кинул недобрый, решительный и отчаянный. Мгновение - и тело окуталось дымкой, высвобождая истинную форму, и в следующую секунду на незнакомца с рыком набросился дракон, в один прыжок увалив эльфа на землю. Крыльями с когтистым пальцем прижал к земле его руки, а зубы остановил на горле  златоглазого, повременив сомкнуть пасть. Даэль мог отчетливо ощутить, как кожу обдает горячее драконье дыхание, а на грудь упираются всем весом когтистые лапы.
Самое главное - камень теперь был в не досягаемости. Боль в лапе Ари терпел, как мог, но все равно старался не опираться на нее оттого немного теряя в устойчивости. Чего он ждал - сам не понимал. Наверно, просто не хватало решительности убивать. Да уж, гильдийские наверняка бы засмеяли, если бы узнали. Оттого драконенок недовольно рыкнул, косо глянув одним фосфорицирующим глазом на жертву. Будучи слегка неуклюжим в этом виде, он чуть сдавил зубами горло эльфа, начиная слабо подрагивать от напряжения и нерешительности. "Боги, ты только что был готов поставить жизнь на кон!"

+2

11

Однако. Забавное приключение пригрозило встать дорого. Очень, очень дорого. Это стало ясно ещё по взгляду мальчишки, сверкнувшему острым клинком из-под неровной, растрёпанной чёлки.
– Эй, даже не думай… – начал было рогатый, но не тут-то было!
Самые худшие опасения Даэля подтвердились: воришка оказался драконом. Едва сгустилась вокруг худощавого тела багряная дымка, Мортис лихорадочно сообразил, на какое заклинание ему хватит времени, и мысль материализовалась сама собой, а потому, когда дракон сбил врага с ног и разверз пасть для перекусывания шеи, «теневые оковы» обхватили обе челюсти зверя, фиксируя их на том расстоянии друг от друга, на котором заклинание их застало. Впрочем, застало оно их в тот момент, когда внушительного размера зубы уже коснулись эльфийской кожи, и от этого ощущения внутри Даэля разлился жгучий, пробирающий до костей мороз. Однако вместе с тем его охватила восторженная радость от предельного осознания жизни, от близости смерти, такой внезапной и такой реальной, обжигавшей шею драконьим дыханием, взиравшей в лицо изумрудным ящеричным глазом.
Губы желтоглазого мальчишки дрогнули и растянулись в улыбке, рваное дыхание сменилось нервным смехом.
Что, не можешь убить? – язык слушался неохотно, но ворочался достаточно, чтобы речь звучала не слишком жалко. – Любопытно, почему…
Дышать было трудно, неописуемо трудно, а ещё, кажется, тонкие эльфийские рёбра готовы были в любой момент дать трещину. Но и в этом дурацкая мортисовская натура углядела повод повеселеть. Хотя, казалось бы, куда больше…
Почему… зачем ты так защищаешь свою добычу? – спросил желтоглазый мальчишка. – Зачем она тебе? Ты не тёмный маг. Зачем она тебе? – повторил он, от волнения сам того не заметив.
– Он не тёмный маг, – подтвердил чужой голос, низкий, строгий, полный смертельной угрозы. – А что насчёт тебя?
Даэлю не нужно было проверять (хотя проверить бы особо не удалось), он и без того был уверен, что голос принадлежал нагнавшему их солнценосцу. Встречи наверняка можно было с лёгкостью избежать, ведь рыжеволосый мальчишка прекрасно запутал след, но, вероятно, их шумная разборка подсказала преследователю верное направление.
Кастигатор? Немезист? У кого ты, засранец такой, свепси спёр?!
Он знает тебя в лицо, – прошептал Даэль дракону. – В оба твои лица. Нам придётся от него избавиться…
– Что ты там бормочешь?! – рявкнул солнценосец, двинувшись вперёд.
Немезист.
Он тебе это не спустит. Уже никогда! – продолжил Даэль. – Но он всё ещё пьян – у нас есть все шансы… Это наша общая проблема, – напомнил он.
[AVA]http://sa.uploads.ru/1CTU5.jpg[/AVA]

+1

12

"Не могу убить..." - эхом прозвучал в голове вопрос незнакомца, возвращая воришку в реальность. Действительно, не собирается же он тут вечно стоять. Мальчонка продолжил, и Ари джебежаще зарычал, взмахнув хвостом. Странное ощущение - драконенок не мог заставить себя, наконец, сжать челюсти... Неужели на столько нерешительно себя ощущал, что не мог себя контролировать? Рыжий прищурено глянул в лицо желтоглазому, подмечая что тому, казалось, даже не было страшно. Даже наоборот - изо всех сил незнакомец веселился! Совсем с ума сошел что ли?? Но тут их прервал знакомый голос, заставивший воришку вздрогнуть от неожиданности. Одним глазом, который был повернут к улице, Ари различил силуэт, в котором узнал обворованного солнценосца. А вот это плохо, очень плохо! Мужчина мог и казнить вора на месте за такую дерзость!
Драконенок тут же заткнулся, поежился, присмирел, а в глазах его читалась паника.
И тут вновь раздался тихий голос снизу, с предложением, которое упало в благодатную почву. Вот только, Ари был не способен что-либо противопоставить верзиле - мужик был бойцом, возможно, магом, да еще и солнценосцем. От окрика мальчишка вздрогнул, шумно выдохнув, покосился на желтоглазого, которому в таком положении даже не мог ответить. Драконенок откровенно боялся. Все его отчаяние и готовность сражаться тут же улетучились, уступив место желанию трусливо сбежать.
А солнценосец приближался, с каждым его шагом шансы уйти таяли. Ну ладно. Раз проблема общая... Воришка резко отпрянул от златоглазого, совершенно не поняв, почему челюсти не пожелали разомкнуться шире. В результате, на зубах осталась кровь, тут же ударив своим запахом в нос.
Отпрыгнув от парочки, Ариноко с широко открытыми глазами заскреб лапой по морде, все еще не способный сомкнуть челюсть, потому со стороны могло показаться, что он скалится, готовясь к прыжку. А вот что произошло с придавленной и, несомненно, раненной жертвой - мальчишка внимания не обратил. Зато сообразил превратиться в человека, подхватить с земли пузырек и захромать со всей возможной скоростью прочь, с раздражением заметив, что камушек-то просвечивает сквозь ткань. И с такой скоростью далеко уйти не получится. И дышать было неудобно с открытым ртом...

Отредактировано Ариноко (2017-10-02 21:22:03)

+1

13

Мелкий поганец, разумеется, был не виноват. Но так или иначе мелкий поганец это сделал. Зубы его оказались достаточно остры, чтобы вспороть кожу на шее эльфа, заставив того сделать резкий вздох ужаса и замереть, ощущая, как хлещет кровь из открытых ран. Нет, нутром он чуял, что ничего смертельного не произошло, но он слишком, слишком давно не ощущал такой острой боли, не получал таких сильных повреждений, и его напугало это до глубины души, будто он вновь стал мелким мальчишкой, которому разбили голову камнем. Всё, на что хватило его сообразительности – прикрыть раны руками, будто пытаясь заткнуть их, и боль обожгла его с новой силой, и тогда Даэль издал протяжный звук, напоминавший неразделимую смесь воя и рычания. В глубине души зарождалась сила, формировалась Тьма, готовая выплеснуться наружу, обрушиться на головы врагов, испепелить…
Один удар. Один короткий, мощный, точный удар в лицо, отрикошетивший валуном мощения в затылок – и вот вся Тьма унялась, и стала душа Даэля безмятежна, как море в безветрие.
Солнценосец склонился, ухватил эльфа и легко, не напрягаясь толком, поднял безвольное тело за рог.
– Вурдалак меня раздери! – поморщился он, заглянув в лицо тёмного мага.
То ли по пьяни, то ли по природной небрежности, то ли по профессиональному пренебрежению – солнценосец отпустил свою добычу, и та рухнула к его ногам, звонко клацнув о мощение одним рогом.
– А ты куда собрался? – гаркнул охотник на вторую жертву. – Ничего не забыл, щенок?
Надо сказать, рот несчастного дракона всё ещё прочно сковывала незримая сила, зато боль в ноге стремительно отступала, сохраняя лишь остаточный эффект, схожий с памятью плоти о перенесённом недуге и рефлекторном опасении повторного раздражения.
– Узнаю, что с ним заодно… – пригрозил мужчина, и угроза эта прозвучала скупо, сухо, и оттого особо веско.
Он вновь склонился к рогатому эльфу, извлёк из ножен два метательных ножа, ухватил их поудобнее, явно готовясь использовать при необходимости как оружие ближнего боя, и ринулся вслед за драконом. Солнценосец, кажется, разошёлся не на шутку, а дурман согнал с себя если не окончательно, то достаточно для того, чтобы рефлексы его стали быстры, точны и смертоносны.

+1

14

Однако, как за одну ночь воришка умудрился вляпаться в такую запутанную историю - ведь еще постараться надо. Пьяный солнценосец, темный маг, кровь и боль, а за спиной послышался звук хорошего такого смачного удара кулака о плоть, заставивший драконенка поежится. Ариноко не оглядывался. Ему было жутко. Даже необычный в этом месте звук гулкого удара чего-то полого об камень не вынудил мальчишку посмотреть. Зато, боль в ноге стала утихать, будто ледяная хватка резко отпустила жертву на свободу. Но челюсть по прежнему не желала смыкаться, и пернатый приписал этот феномен магии, что было бы логично со стороны златоглазого - не дать дракону сомкнуть пасть на его шее.
Рыжий все еще сжимал в руке пузырек, данный незнакомцем, но, кажется, что он больше не был нужен. Или это так коварно действует яд - в любом случае, лучше подержать противоядие у себя.
Шаг стал уверенней, и, наступая на ногу сквозь отголоски ноющей слабой боли, Ари побежал. Позади мужик что-то бормотал, а потом как-то леденящим тоном окликнул беглеца, подлив в котел ужаса. Лихорадочно прислушиваясь к шагам и оглядывая близстоящие дома, воришка больше по наитию выискивал удобный подход, для того, чтобы вскарабкаться на крышу. Этот путь для легковесного беглеца был бы идеальным при удирании от здоровяка-солнценосца, который, все же был все еще пьян. Алкоголь так просто из организма не выветривается... вроде бы.
Вот - идеальный лаз, который выдержит драконенка! Он находился в десятке шагов от конца переулка, в котором происходило действо, и Ари, окрыленный шансом на спасение, припустил что есть мочи. Очень надеясь и украдкой моля богов помочь, драконенок надеялся, что мужик не использует что-нибудь дистанционное, чтобы остановить беглеца. А ведь солнценосцы вполне могут знать магию... Но, попытка не пытка. Подбежав к стене дома напротив, Ариноко ухватился за трубу, по инерции подтянулся, уперся ногой в оконную раму и все благодаря той же трубе, которая чуть накренилась, жалобно заскрипев, взобрался на крышу. Теперь, надо было по крышам постараться оторваться...

Отредактировано Ариноко (2017-10-14 19:51:41)

+1

15

Солнценосец будто бы растворился в полумраке ночного проулка, перестал существовать в одном мире с удирающим драконом и поверженным рогатым эльфом. Путь к свободе оказался полностью открыт, и юноша беспрепятственно помчался по шершавым кровлям прочь, подгоняемый разве что царапающим спину страхом погони, но вот одна крыша сменилась другой, чуть повыше, потом – прыжок вниз, затем – вновь чуть вверх. Дома, выстроившиеся в ряд, тесно слепленные между собой, превратились в ухабистую дорогу к спасению.
А потом ряд прервался, и мальчонке пришлось перемахнуть на следующее полотно застройки либо сигануть вниз, в сгустившуюся тьму вонючего закоулка, чтобы затем протиснуться в щель или запутать след, петляя по знакомым лучше собственной пятерни переплетениям арртетумских улиц…
Как бы там ни было, нечто вынырнуло откуда-то снизу, стремительно настигло паренька, схватило и стиснуло сначала тонкую щиколотку, затем рвануло его за конечность вниз и обхватило за пояс крепчайшей хваткой.
Вместе с поймавшим его чудовищем Ариноко рухнул вниз, но не ударился о мостовую – повис в металлических объятиях немезида.
– Неужели всё это ради свепси? – глухо пророкотал голос охотника над ухом жертвы. Кольцо рук сжалось, выдавливая из хрупкой груди остатки воздуха. – Тогда ты определённо продешевил, сынок.

Впадение в беспамятство – нечастое явление в жизни господина Мортиса. Однако именно в этом состоянии он проваливался в пучину небытия, обволакивавшую его естество, увлекавшую его душу в иные реалии, до боли похожие на манкую Бездну, но едва ли являвшиеся ею.
Так или иначе, от самого Даэля не зависело ровным счётом ничего, и он просто отдавался на милость этих чарующе жутких, порою жестоких видений. В этот раз, как и всегда до того, помимо прочего явился образ высокого, тонкого существа, смутно похожего фигурой на эльфа – только гораздо выше, гораздо грациознее и… рогатее. Изящные и мощные одновременно, рога венчали голову существа, подобно короне. Короне, достойной князя Тьмы. Даэль никогда в мире смертных не видел ничего и никого подобного, не встречал схожих описаний в книгах и манускриптах, но это существо отчего-то казалось смутно знакомым, будто они были тесно связаны, эти двое, и теперь Даэль попросту забыл об этом и никак не мог вспомнить.
Лицо создания смазывалось тягучими потоками, текущими мимо, потоками неизвестной материи, какая могла бы быть в Бездне, если бы смертные имели возможность заглянуть в её нутро. Однако Даэль чувствовал, что существо смотрит на него. Смотрит внимательно, въедливо, задумчиво.
А потом оно подняло руку и указало куда-то за спину Мортиса. И когда Даэль обернулся, голову его пронзила непередаваемой остроты боль.

Прежде чем осознать себя, он вскочил на ноги и, пошатнувшись, уцепился за угол дома. Тьма вновь стала подниматься внутри, растекаться по телу, по разуму, овладевать душой.
Убью, беззвучно произнёс Мортис.
Взгляд исподлобья устремился в даль тесной, длинной улочки. Немезида рядом не было. И тогда Даэль принялся ткать заклинание. Заклинание, требующее времени на подготовку, которую ему столь беспечно предоставили.
Точно убью, улыбнулся Мортис. И улыбка его была тиха и чудовищна.
Ощутив готовность, он мягко шагнул вперёд. Затем ещё раз. И ещё. А через десяток шагов он остановился и громко, отчётливо, властно крикнул:
– Амулеты на шее! Сорви их!

+1

16

Как долго страх может заставлять ноги бежать вперед без остановки, подальше от переулка с солнценосцем и жутким мальчишкой?  Ариноко не раз пытался это проверить в других ситуациях, и всякий раз, когда он останавливался - оказывалось, что слишком рано, и момент был упущен. Потому мальчишка несся все дальше, пробежал один квартал, когда ощутил, что дыхание невыносимо сбилось. Впереди небольшой провал улицы, разделявший застройки между собой, но слишком широкий для прыжка юного вора. И тогда Ари затормозил, резко свернув вообще в другую сторону, притих на черепице крыши дома, восстанавливая дыхание и безумный стук сердца. Казалось, что погони не будет, что получилось оторваться, и солнценосец остался там, заинтересованный темным магом больше, чем захудалым воришкой. Рыжий осторожно заглянул в карман, где покоился потускневший проклятый камень, проверил целостность пузырька с жидкостью. прислушался к ощущениям. Вроде ухудшения самочувствия не было, но зато проявлялась жуткая усталость от изматывающих поисков, голода и стресса.
Сглотнув и ощутив, как же пересохло горло от погони с раскрытым ртом, Ари медленно и тихо начал спускаться по крыше к ее краю, намериваясь спуститься на дорогу и затеряться среди улиц.
Казалось, все худшее осталось позади, но как только нога уперлась в сточный желоб, что-то внезапно сомкнулось на лодыжке, вызвав испуганный вскрик драконенка. Звук тут же оборвался, и Ариноко с силой утянули в темень узкого переулка, еще уже предыдущего,а потому практически не освещаемого. Воздух выбился из легких хваткой, не давая возможности взвыть от того жуткого ужаса, который мальчишка испытал за эти мгновения, прежде чем услышал леденящий кровь голос... Ребра захрустели от железных объятий верзилы, и мальчишка был не в силах вырваться, как бы он не трепыхался. Паника накрыла с головой, драконенок перестал соображать ясно, не мог даже задуматься о том, чтобы попробовать обратиться в дракона и использовать когти, или зубы, которые были по прежнему остры, не смотря на невозможность захлопнуть пасть. Все это попросту вылетело из головы. Невнятные воющие звуки, которые мог издавать воришка, постепенно стихали и Ари смутно догадывался, что тут и придет конец - его задушат или сломают пополам, как какую-то деревянную куклу. Не останется ничего. И никого, даже памяти о нем...
В эти последние мгновения в сознание прорвался на удивление четкий, но незнакомый голос. Голос приказывал, и рыжий не мог противиться ему, не мог не сделать хоть что-то что, вероятно, как-то бы ему помогло. И потому, Полуобернувшись корпусом, малой сквозь туман в глазах разглядел побрякушке на мощной шее солнценосца, и честно попытался их сорвать, до крови в пальцах ухватившись за цепь и потянув. На это ушли буквально секунды. Цепи натянулись, заскрипели в застывшем воздухе. Из последних сил Ари сделал новый рывок рукой, и цепь поддалась...
На каменную мостовую звонко упали амулеты и части цепочки из украшений немезида, но сорвавший их мальчишка не осознавал уже ничего, на время потеряв ощущение реальности от накопленного шока. Он лишь пытался вдохнуть воздух, вдохнуть сквозь боль в ребрах, и потому мальчишке было совершенно не до того, что происходило далее, пока что...

+1

17

Ах, если бы знал мальчишка, что жизнь его не была под угрозой, знал бы, что солнценосец лишь собирался преподать ему хороший урок, дабы взять затем под опеку и наставить заблудшего на путь истинный, знал бы, насколько хорошего человека он решился убить (пускай и чужими руками) – стал бы он тогда срывать амулеты?
Как бы там ни было, история не терпит сослагательного наклонения: обереги немезида разлетелись в стороны, словно брызги осколков, рассыпались по мостовой, дробно отзвенев металлом, и тогда с заклинание, томившееся на кончиках пальцев тёмного мага, сорвалось и алчно впилось в плоть солнценосца.

Не стоит полагать, что немезид позволил лишить себя защиты так просто: но когда из окон ближайших домов вылетают стёкла, когда свистят в двух пальцах от головы стрелы, когда содрогается и крошится под ногами уличное мощение – тебе становится не до мелочей. Ты забываешь обо всём, в том числе о том, что воздуха в лёгких мальчишки не осталось – но тебе не приходит в голову ослабить объятия, потому что ты, напротив, напрягаешься всем телом, уходишь с линии многочисленных атак, уносишь ноги прочь от засады и спасаешь зажатого в тисках твоих рук ребёнка. Возможно, если бы разум немезида не окутывала остаточная поволока хмеля, он бы сообразил, что на него воздействуют магией иллюзий, и смог бы спасти свою жизнь, но – история не терпит сослагательного наклонения.

Разрушение плоти, самое старшее, самое страшное, самое требовательное заклинание своей школы, сначала окутало жертву, распространившись тонкой плёнкой по всей поверхности кожи, а сразу затем – обратилось магической кислотой. Она последовательно, но молниеносно растворила кожу слой за слоем, изъела одежду, обращая её в цветастую жижу.
Он не смог закричать из-за охватившей его боли. Поначалу мышцы его свело судорогой, и он не смог ни вздохнуть, ни разжать руки.

Мальчишке было совершенно не до того, что происходило вокруг, пока он не почувствовал жар через одежду в тех местах, где его тело соприкасалось с державшим его человеком. А вскоре, совсем-совсем вскоре, жар перерос в жжение. Страшно, страшно болезненное жжение…

Даэль давно не колдовал с таким размахом и никогда ещё не колдовал с целью убить. Это не входило в его задачи – для столь грубой и трудоёмкой работы под рукой всегда имелись мастера-ликвидаторы.
Мир сузился до двух существ: колдуна и жертвы – и сейчас эльф чувствовал своего врага настолько остро, что даже сердца их забились в унисон. Когда же солнценосец закричал и распахнул руки, Мортис заметил третьего участника переулочной драмы, на которого заклинание перекинулось само собой, и теперь разъедало его одежду и уже коснулось кожи спины… Оборви эльф магический поток – и враг нападёт; урона, который он получил, недостаточно для лишения немезида боеспособности. Продолжи эльф колдовать – и мальчишка сгорит вместе с солнценосцем.
Придётся потерпеть, обратился он мысленно к мальчику, не прекращая воздействия. Одежда, кожа и кровавые потёки смешались в единое, нераздельное месиво, человек лишился зрения из-за сплавившихся век, но – не чудовищной интуиции, предельно развитой у немезидов. И тогда он бросился в сторону источника тёмной магии, и Даэль усилил заклинание достаточно, чтобы успеть растворить сухожилия до того, как пальцы солнценосца сломают хрупкую эльфийскую шею. И не до того ему было, что на спине бедного мальчика оголились мышцы, что на боках и животе (там, где были руки человека) кожа оплавилась, и из ран обильно засочилась сукровица…

+1

18

В жизни оборванцев, воров - ты никогда не можешь быть наверняка уверен в правильном выборе. Ты никогда не знаешь, как пошли бы события при ином выборе, и часто никогда не узнаешь. Либо умрешь, либо останешься жить с достигнутым результатом. Перед выбором, как поступить - Ари вставал очень часто. И выработал для себя алгоритм: где безопасней - туда и ступай. Но, видимо, в этот раз мальчишке чудовищно не повезло с результатом.
Боль в ребрах и попытки вдохнуть не прекращались, сознание на секунду прояснилось, но только чтобы сообщить о новой надвигающейся опасности. Спину и живот уже не просто припекало - откровенно жгло, и Ариноко ненароком подумал на сработавшее заклятие Фейта. Это конец? - наверно, не первый раз подумал рыжий воришка, прежде чем выпасть из рук немезида на землю. Но на этот раз страх, шок и боль говорили о реальной опасности в ближайшее время отдать концы. Новая волна боли прокатилась по телу, когда заклинание добралось до кожи и начало сжигать нервные окончания, да и вообще все к чертям.
Ари не смог сдержать крик. Рот его был все так же широко открыт, но теперь из него вырывался истошный крик от боли, которая и не думала прекращаться. Мальчишка корчился за спиной солнценосца, напрасно пытался содрать с себя расплавленную одежду или как-то смахнуть то, что причиняло боль, но только поспособствовал перекидыванию того же процесса и на руки. Внезапно, за доли секунды тело пронзила мучительная судорога, боль на мгновение ушла, но тут же ударила по голове с новой силой. Мышечная боль, конвульсии, сдавленный полувсхлип-полувой - сознание попросту не выдержало такого перебора страданий и ужаса.
Вскоре мальчишка затих, лишь продолжая конвульсивно вздрагивать от посылаемых мозгом панических сигналов. Кожа сгорела вместе с нервами, мышцы ожидала та же участь и, кажется, сознание мальчишки сдалось, пытаясь хоть напоследок уменьшить страдания.  Злополучный свепси, из-за которого и заварилась вся эта каша - выпал, и теперь ярко освещал мертвенно-бледным светом проулок и спину солнценосца.
Было ли это в самом деле концом? Отчего-то, глаза драконенка вновь распахнулись, и из горла вырвался приглушенных хрип, перешедший в кашляющий вой. Во время ерзания по земле, совершенно машинально, Ари крепко сжал в ладошке один из амулетов, что давеча принадлежал немезиду..

Отредактировано Ариноко (2017-10-18 00:34:08)

+1

19

В тот же миг, когда пальцы стиснули амулет, зубы юноши звонко клацнули, и ощущение скованности челюстей бесследно исчезло. Вместе с тем колдовское пламя прекратило пожирать плоть дракона, и осталась только жгучая, с трудом выносимая боль от уже причинённого телу ущерба.
Даэль ощутил, как из-под влияния заклинания пропало второе существо, и тогда, медленно отступая, он стал усиливать и ускорять воздействие своих чар, не отрывая взгляда от ползущего за ним на локтях и коленях немезида, оставлявшего за собой широкий тёмный след из крови, одежды, кожи и мышц…
Что-то дрогнуло внутри эльфа. Он тут же постарался ухватиться за ускользающую мысль, и когда ему это всё-таки удалось, заклинание иссякло само собой, руки безвольно опустились.
Немезид всё ещё боролся. Воин всё ещё сражался. Та боль, которую он испытывал, должна была превратить его в воющий, свернувшийся клубком кусок мяса. Но он попрал инстинкты тела, он продолжал борьбу, понимая, насколько ничтожны его шансы. Не сдался. Не унизил себя мольбой о пощаде. Не спасся бегством, когда это ещё было возможно, не сомневался до последнего – продолжал убивать себя во имя долга. Не того долга, которому приносят публичную присягу – того долга, что не оскверняется словами; того долга, что питает разум и дух и наполняет жизнь единственно истинным смыслом; того долга, что рогатый неублюдок ищет всю свою никчёмную жизнь и не приблизился к постижению ни на ноготь, но отдалился, возможно, бесконечно и необратимо.
Что же я…
Он запустил пальцы в волосы и молча наблюдал, как медленно и страшно умирает его враг. Враг. Существо, которое было ближе ему кого бы то ни было из смертных и убитое его собственными руками.
Дурной день ты выбрал, чтобы напиться, брат. Тебе не хватило совсем немного. Самой капли. Капли невыпитого пойла.
Колдун сосредоточился и пронзил последним, завершающим заклинанием сердце солнценосца. И когда тот безвольно обмяк, эльф помедлил пару мгновений, а затем со всех ног ринулся к раненому мальчишке. Если сюда явится отряд охотников на тёмных магов – ему, Даэлю, конец. Так что нужно хватать паренька и как можно скорее и запутаннее линять…
А зачем, собственно, ему парень? Перчатку-то, поди, попроще нести будет, без приложения в виде дракона, пускай и в человечьем обличье. Да и доставил он неприятностей – и это ещё слабо сказано!
И всё же. То ли то, что мальчишка не растерялся, собрал волю в кулак, не потерял рассудка от страха и подействовал исключительно верно, то ли то, что это был ребёнок, то ли банальное чувство сострадания, то ли заткнутая подальше и долгие годы неиспользуемая совесть – а может, и все аспекты сразу породили непреодолимое желание помочь. Спасти.
И тогда эльф ухватил мальчишку под плечи – унести его на себе далеко Даэль бы не смог, а до гостиницы было отнюдь не рукой подать – и потащил его прямо по дороге, стёсывая его рану в нижней части спины о мощение. Ничего лучше он предложить, увы, не мог.
– Терпи, – тихо произнёс Даэль. – Не кричи. Иначе умрёшь.
Окутав их обоих простейшей иллюзией, чтобы снизить вероятность быть увиденными, колдун принялся за долгое, тяжёлое и ни разу не благодарное дело.

+1

20

Не сразу, но воришка осознал то мимолетное облегчение, с которым сомкнулась ноющая челюсть. И общая агония, вроде бы, стала менее ощутимой, но тело все равно продолжало сигнализировать об открытых кровоточащих ранах. Дышать было тяжело, голова кружилась и нещадно подташнивало. Соображал Ари плохо, практически не различая происходящее в тусклом мерцании. И мечтал драконенок лишь об одном - чтобы все поскорее кончилось. Пятой точкой мальчишка чуял, что сам по себе от таких ран попросту окочурится тут. И не было никого, кто был бы на столько расположен к нему, чтобы спасти. Недавние незнакомцы лишь смерти жаждали, но Ариноко-то не знал, чем закончилась их стычка. Возможно, это шумное беспокойное дыхание, что приближалось, принадлежало беспринципному верзиле, а возможно - и тому, кто приказал сорвать амулеты. В любом случае, рыжий машинально стискивал в обожженной ладони амулет и, наверно, без прикладывания усилий ни за что бы его не выпустил.
Тень нависла над глазами и воришка закрыл их, ожидая что-то вроде последнего удара, тихо выдохнул. Скоро все кончится.
Неизвестный, неожиданно, подхватил и потащил израненное тело куда-то вызвав усталый стон и новые страхи. Отчего-то Ари показалось, что его собираются съесть. Но в следующую секунду мальчишка расслышал предупреждение незнакомца  стиснул зубы. Причиняемая боль не позволяла терпеть это безобразие долго и вскоре, потеряв достаточно крови, Ари отрубился уже на продолжительное время.
Время в бессознательном состоянии течет в каком-то своем потоке. Может, кто-то и мог бы сказать, сколько он пролежал в отключке, но вот Ари совершенно потерял всякую ориентацию во времени. В воспоминаниях всплывали лишь обрывки реальности: тряска, разговоры, запахи лекарств... Нет, этот запах, похоже, был настоящим здесь и сейчас. Что не умаляло того, что малой однозначно был все еще жив. Внутренне Ари облегченно выдохнул, но внешне лишь украдкой приоткрыл веки, оглядываясь. Небольшая дымка перед глазами быстро развеялась, и вскоре мальчишка сообразил, что он у кого-то дома. При чем, в довольно роскошном доме, а не где-нибудь на окраине в трущобах. На столике с затейливой гравировкой стояли те самые лекарства, чистые бинты и, похоже, кем-то недопитый бокал.
Кто-то определенно влиятельный спас жизнь этому непутевому вору, Но мальчишка совершенно не представлял, как выглядит это существо и зачем ему потребовалось марать руки. Может, этот то тип, которому камень нужен? Но ведь, у меня его больше нет.. Нет же?
Единственная мысль подумать на Фейта - ну а что еще оставалось? Ари продолжал изучать комнату, теперь медленно выворачивал шею, будто опасаясь приступов боли. Кажется, он услышал какой-то шум, словно кто-то был совсем неподалеку. И испугался. Чувство того, что он не должен быть тут, среди этой чистой роскоши - сильно давило сейчас, создавая неуютные ощущения. Что им нужно от меня, раз потратили столько усилий...

Отредактировано Ариноко (2017-10-25 21:37:04)

+1

21

Деньги правят миром – эту непреложную, нехитрую истину ведает любой хиверец. Не согласны с ней могут быть только слепцы идеалисты да прожжённые ханжи – впрочем, свет полнится последними, вся история написана ими.
Вот поэтому Даэль предпочитает Тьму.
Итак, правящие миром обеспечили рогатому эльфу не только удобную, комфортную крытую повозку, но и тайность поездки, подкреплённую анонимностью. Колдун выбирал транспорт столь придирчиво не только из соображений собственного удобства (хотя куда ж без этого!), но и ради ценного груза, свалившегося на его неатлетичные плечи – хоть внутренних повреждений лекарь у парня не обнаружил, а постельный режим строго рекомендовал и категорически запретил поездки, в которых больного можно, что называется, растрясти. Не покинуть город Даэль не мог, поэтому всё, что ему оставалось – свести риски к минимуму.
Всю дорогу воришка (имя которого, между прочим, эльф так и не знал), сам того не ведая, играл роль дорогостоящего ковра, к которому относились с особым трепетом при переноске от лекарской лавки до повозки, а затем от повозки до даэлевского дома. Несколько раз мальчишка делал попытки прийти в себя, но все они были своевременно пресечены прикладыванием к лицу льняных бинтов, вымоченных в эфире.
Времени в дороге хватило на увлекательную перепалку с самим собой, но результатов она не принесла (разве что, головную боль и раздражительность) – собственная мотивация упорно не желала быть постигнутой. Рациональных причин выявлено не было: лица даэлевского мальчишка не видел, а потому навести солнечные лучи на его темнейшество не мог, камень можно было изымать беспрепятственно, жизнь мальчонки к артефакту не прилагалась, сама по себе ценности никакой не представляла. С субъективными причинами тоже обстояло не всё гладко: альтруизмом Даэль не страдал, никакого родства или «в-детстве-похожести» не ощущал, слабости к юношеским телам никогда не питал. В общем, единственная зацепка крылась в пошатнувшемся эмоциональном состоянии рогатого: во-первых, только что он впервые убил кого-то собственными руками, во-вторых, этот кто-то проявил поразительную, вызывающую восхищение волю, и эльфу пришлось выбирать между очевидной необходимостью и верностью себе. Поверх скребущей душу самоизмены накладывалась тревога за будущее: слишком грубая работа, это тебе не продуманные зацепки раскидать и в прятки по своим правилам играть с гончими псами – это уже попахивало открытым противостоянием и, самое малое из возможного, потерей дома, социального статуса и всех плодов многолетней работы с обществом. По-хорошему, и от мальчишки бы тогда избавиться, но…
Эфиром дыши давай, сын драконий.

Дома предстояли хлопоты. Сначала пришлось сыскать надёжного лекаря для «дорогостоящего ковра» – тут Даэль обратился к проверенному знахарю, латавшему всех подвальных постояльцев рогатого, а им, к слову, частенько нужна была помощь первоклассного профессионала, умеющего, ко всему прочему, держать язык за зубами. Знахарь выдал список лекарств, и на шипящее возмущение рыжей оценщицы (а именно она официально обитает в этом доме): «Этот щ-щенок мне выйдет дороже антикварной вазы!» – пожал плечами: «Если нужен живым и не увечным – только так. Если только живым – тогда первых двух пунктов хватит».
Список рекомендаций также впечатлял: смена бинтов и мази трижды (!) в сутки, перекладывание тела с боку на бок – восемь раз в сутки, общее количество приёма лекарств начиналось с цифры пятнадцать, приходя к более-менее приличной пятёрке только к концу первой недели лечения. Словом, по уму следовало нанять сиделку, но так как любой посторонний в доме – риск, то иного выхода, кроме как надевать белый фартук самой, у рыжей девицы не было.
«А лекарство-то как ему давать? Он ж без сознания!» – «Очень просто – через то место, в котором находились наши предки в момент пришествия демонов».
Жизнь – боль.

Три дня Даэль честным образом исполнял все предписания, и за это время он пришёл к двум выводам: никаких детей – никогда! – и, великая Бездна, да я очешуенно силён в магии! Вот уж спасибо папочке – есть основания полагать, что без его наследия тут не обошлось. А ведь то, что произошло в переулке, ещё было далеко не пределом его сил…

В конце третьего дня, тридцать восьмого числа, будь оно неладно, поздно ночью, Даэль ввалился в свой дом и, рухнув на пороге, какое-то время отлёживался, ожидая, когда боль прекратит наматывать его кишки на суровый кулак. Когда этот момент настал, эльф закрыл входную дверь на засов, с трудом поднялся, ощупал окровавленный затылок, выругался наигрязнейшим способом и, с трудом волоча ноги, попёр на второй этаж.
В спальне он обнаружил, что мальчишка наконец проснулся (хотя, вероятно, он желал это скрыть, но сердце, колотящееся, как у перепуганного зверя, Даэль чуял на уровне подсознательном – вероятно, ещё один привет от папы). Не говоря ни слова, эльф подошёл к столику, на котором всё ещё стоял бокал, забытый здесь любопытной дамой, предпринявшей жалкую попытку оправдаться, мол, двери перепутала, а это у тебя, кстати кто? Воспоминания поначалу вызвали раздражение на искусственный блонд девицы, но в следующее мгновение рогатый улыбнулся, памятуя, как и в какой манере проучил леди. Так, ну да, лекарства!
В выдвижном ящике маленького столика ждали своего часа снадобья, которые можно было давать более комфортным путём, и Даэль извлёк две керамические бутылочки, взял бокал, допил залпом вино, накапал в опустевший сосуд несколько капель лекарства, определил ровно столько же капель в стоявший на столешнице чистый стакан, развёл снадобье водой из графина и протянул стакан мальчонке:
– Пей давай.
И сам опрокинул бокал обезболивающего.

+1

22

В полумраке отсветов кристаллов Ари продолжал вглядываться в глубины комнаты, явственно слыша, как негромко скрипят ступени лестницы, по которой кто-то поднимался. Видимо, это был второй этаж. С приближением шагов сердце отстукивало ритм все быстрей, и драконенок никак не мог унять нахлынувшую панику, хотя задним числом понимал, что раз его спасли, то он нужен господину Фейту (а думать было больше не на кого) живым. Возможно, он получил таки свой камень, и просто выполнял какой-то свой принцип.
Но, сейчас это было не важно, ибо, по какому-то своему наитию, рыжий закрыл глаза и притворился спящим в тот самый момент, как дверь в комнату отворилась. Ариноко не был готов к встрече. Вообще не был готов к тому, что останется в живых.
Хозяин комнаты неспешно прошел к больному и принялся что-то делать со склянками и бутылочками. Мальчишка не видел его, но ощущал уставшее дыхание, запах крови... Затылок обожгло жаром, дыхание невольно участилось и, казалось, притворяться дальше уже не будет смысла, как тут, наконец, раздался голос. Мужской, незнакомый. Рыжий приоткрыл один глаз, будто пугливая птица разглядывая протянутый стакан с желтоватой жидкостью. Явно обращение было к воришке, а значит, притворство было напрасным.
Открыв и второй глаз, драконенок с настороженным интересом взглянул на незнакомца.
Видок его, честно говоря, доверия не внушал. Мало того, что блондинистый мужчина, с чертами эльфа, выглядел побитым и раненным, так на голове у него красовались внушительные рога, которые ассоциировались с демонами. И глаза какие-то ненормально яркие, лазурные. В общем - явно не тот тип, что в темном переулке грозился скормить воришку крысам перед Шана-Шаной. Что еще больше пугало - Ари не знал, кто этот рогатый. Но стакан машинально сжал в руке, сморщившись на отголоски дискомфорта в сожженной ладони. Судя по его состоянию - времени прошло не так уж много -  подметил про себя малец.
Осторожно привстав в постели, мальчишка заглянул в стакан, и в лицо ударил резкий запах чего-то лекарственного. Ну что ж, надо пить, даже если это говорит ему незнакомец демонической внешности... Вздохнув, Ариноко опрокинул в себя содержимое стакана и ндовольно скривился от обжигающего глотку ощущения, натужно кашлянул и снова рухнул на мягкие подушки, приходя в себя от неприятного ощущения стянутости кожи на спине и груди. Стакан он продолжал держать в руке, не решаясь двигаться.
Есть такой полезный трюк - если не знаешь, что сказать - выразительно молчи. Пусть собеседник придумывает, как объясниться. И действительно - Ари не представлял, с какой стороны подойти к ситуации, зачем незнакомцу было спасать воришку и для чего... Может быть, это вообще человек Фейта.
В общем, мальчишка так и лежал на неприлично мягких подушках, глядя во все глаза на блондина, который, казалось, был не в настроении о чем то говорить. Наверно, он захочет привести себя в порядок, как минимум, в ванной, переодеться, чего-то поесть, и лишь когда он будет себя чувствовать в порядке, то тогда и соизволит вести разговор. Если его вообще это интересовало. Во всяком случае, в этом мальчишка понимал рогатого - сколько раз сам он оказывался в похожем состоянии и раскрывать рта тогда не было ни сил, ни желания.

Отредактировано Ариноко (2017-10-31 21:36:59)

+1

23

Иногда Даэль ненавидел себя.
Что уж там, это случалось довольно часто. Особенно после мракобесного Прозрения.
И поводом для последнего (как раз текущего) приступа стало не владение никакой магией, мало-мальски годной для подтягивания к себе стоявшего в дальнем углу кресла или сотворения временного предмета для водружения на него своего любимого седалища прямо здесь и сейчас, не сходя с места. Не занимай его постель мелкий драконыш – повалился бы, духи видят, прямо поперёк кровати, прямо поверх белых простыней, растянулся бы и забылся сладким сном (а самоненависть отложил на утро, когда обнаружил обсвиняченное постельное бельё). Однако история не терпит сослагательного наклонения…
Он подошёл к креслу, ухватился за изогнутые резные ручки и не со скипом даже – со стоном, издаваемым фигурными ножками, отчаянно цеплявшимися за поверхность уложенного дорогой плиткой пола, потащил мебель в сторону постели. В травмированную голову тут же ударила болью хлынувшая от напряжения кровь, и примерно на полпути Даэль раздражённо взвыл сквозь зубы, завершил выражение эмоций бессильно-яростным криком, бросил свою избитую тушу в лоно мягкого кресла и застыл, уронив в ладонь лицо.
Так он сидел, пока не ощутил действие обезболивающего.
Заметно подобрев, он огляделся и утомлённо, но довольно пробормотал:
– Вот это ночка… прекрасное завершение Шана-Шаны!
Вставать не то что не хотелось – не моглось, но перфекционизм, будь он трижды неладен, завладел мыслями, блокировал подступы неприятельских войск, посылаемых жалостью к собственной персоне и вполне себе оправданной ленью, и, удержав оборону, выдавил эльфа из кресла и отправил к столику со снадобьями.
Ругаясь, необсценно, но виртуозно и образно, Даэль доволочился до целевого объекта и принялся за тонкое ремесло: отмерял порции порошков и эссенций, разводил их водой и поочерёдно давал мальцу, всякий раз поясняя:
– Это от инфекций… это для заживления… это для роста мяса, представь?.. это чтобы струпья рубцов не понаоставляли… это чтобы кровь не застаивалась… это от часотки…
Там было ещё примерно три пункта, и Даэль чувствовал невероятное облегчение и удовлетворение от проделанной в эти дни работы. Всё-таки было бы скверно, если бы столько трудов пошли по боку. Но дракон оказался крепок, живуч и достаточно упёрт, чтобы как следует уцепиться за жизнь.
Меж тем эльф впервые встретился со своим невольным гостем глазами и отметил, что взгляд у воришки не злой, не несчастный, но – правильно упрямый и естественно настороженный. Так смотрят детёныши гордых животных, например волков, когда в клетку ловушки заглядывает охотник. Хороший взгляд, иными словами. Даэль был бы разочарован, встреть он страх, надрывный вызов, рабскую покорность или что-нибудь в этом духе. Словом, что-либо заурядное.
Тащить кресло желания больше не было – мало того, что со стороны должно выглядеть, мягко говоря, потешно, так ещё опять напрягаться только ради эффектной позы и чуть большего комфорта, чем при расположении на краю кровати. Посему рогатый эльф изящно, точно благородная леди, опустился на постель, поправил, точно заботливая сестрица, одеяло, укрывавшее мальчишку, склонил голову набок и лукаво прищурился, точно игривый дух, и нараспев, с улыбкой в голосе спросил:
– И что бы мне теперь с тобой делать?

+2

24

Как же себя будет вести попавшийся зверек при незнакомо существе? Сейчас, если уж Ари уцепился взглядом за незнакомца, то предпочитал не терять его из виду на долго. Мальчишка следил за каждым действием рогатого, безмолвно и настороженно. Эльф, явно из последних сил, прошелся к стоящему неподалеку тяжелому резному креслу, и принялся подтаскивать его за подлокотники к кровати, вызвав недоуменный взгляд на лице  юного драконенка. Малый видел все признаки усталости у Даэля, но тот, будто внутри у него был воткнут несгибаемый стержень собственного достоинства, продолжал со скрипящим шумом подтаскивать предмет мебели, побуждая морщиться от неприятно громкого звука. Отчего-то на секунду Ариноко даже забеспокоился, что мужчина потеряет сознание, но эльф закончил свою манипуляцию с честью и благополучно опустился в кресло, будто в объятия пуховых подушек.
Тут же рогатый замер, скрыв лицо рукой, и Ари получил возможность вблизи как следует рассмотреть хозяина дома. Кажется, рога были настоящими, и росли из головы. Странная мутация, воришка слышал о подобном только у драконов. Может, этот тип - дракон? Почему бы и нет.
Волосы у эльфа местами были сильно спутаны, на них и одежде поблескивали на свету подсохшие кровавые пятна, не говоря об общей пыльности и покоцаности незнакомца. По всем признакам - эльф побывал в какой-то заварушке. Рыжий даже привстал на подушках, дабы удобнее было разглядывать рогатого, пока он впал в прострацию, но внезапно мужчина будто очнулся ото сна, огляделся, как ни в чем не бывало. Драконенок вздрогнул и отпрянул обратно в недра одеяла, даже не замечая, что недавний дискомфорт в виде боли пропал.
- Завершение? - одними губами удивленно повторил за рогатым рыжий, округлив глаза. Неужели срок вышел? Ариноко тут же потянулся рукой к животу и осторожно ощупал забинтованную кожу, хмурясь и размышляя. Он не мог разглядеть оставленные Фейтом руны, но и не ощущал явного недомогания или резкой боли. Может, время не пришло еще, или наниматель тянет время, пытаясь добраться сюда? В любом случае, мальчишка опасался сбрасывать мага со счетов.
Тем временем, рогатый эльф вновь собрался с силами и покинул кресло. Ари заметил его уже возле столика со склянками, подающего стакан с отмеренным снадобьем. Сглотнув, мальчишка молча обменял свой стакан на новый, и покорно выпил, скривившись от горького вкуса. Но незнакомец на этом не остановился, продолжая отмерять порошки, так что мальчишке пришлось примириться с лечением и поочередно влить в себя все, что ему всучил Даэль, негромко бормочащий неразборчивые ругательства. Никакой опасности или подвоха Ариноко не ощущал от "сиделки" - все выглядело как обычная процедура принятия лекарств больным, да и рогатый методично бубнил предназначение каждого, будто занимался этой процедурой далеко не первый раз. Никто бы не стал заморачиваться подобными трудностями без веских причин, потому воришка и доверился незнакомцу, который не смотря на общую потрепанность, не выглядел опасным для мальчишки. Пока что... О том, как же его лечили до возвращения в сознание, воришка по детской наивности даже не задумывался.
Наконец, череда лекарств закончилась, Ари вернул последнюю склянку и с неожиданной усталостью опустился головой на подушку. Он не ожидал, что такие простые движения окажутся на столько трудозатратными для него. Но, пока рыжий мог пользоваться удобствами - он ими пользовался. Ох, наверно, крупный должок закрепится за драконенком перед спасителем, когда вопрос об этом встанет. Не может не встать.
Протерев рукой глаза, воришка с умиротворенным теперь спокойствием смотрел, как намного более уставший эльф примостился на край кровати и, будто заботливая мама, подправил одеяло. Ощущения это вызывало двоякие. С одной стороны - Ариноко нравилось неожиданная забота, но с другой - наученный горьким опытом вор опасался оборотной стороны монеты, когда откроются истинные мотивы подобного внимания к обычному заурядному уличному щенку. Просто так ничего не бывает.
И незнакомец не заставил себя ждать, произнеся обманчиво нежным голосом роковой вопрос, который заставил Ари встрепенуться и напрячься, с усилием принять сидящее положение на другом конце кровати. Ничего хорошего в этом русле начала беседы рыжий не ожидал. Ох, Боги, лишь бы это не оказался какой-то маньяк, лечивший мальченку только для собственноручной расправы!
Сглотнув, рыжий нахмурился, присматриваясь к лицу эльфа.
- А что вы делаете с детьми с улиц? - с хрипотцой, с явной тревогой в голосе осведомился Ари, ощущая, как гулко принялось отстукивать в ушах сердце.

+1

25

Мальчик даже не представлял, что он сделал своим вопросом! Нет-нет-нет, такие вопросы решительно противопоказано задавать рогатой погани, заряжающейся от издевательств над разумными существами, что демон от мощного кристалла души! Но откуда то
было знать маленькому несчастному драконёнку, попавшему в сети злобного порождения самой Бездны, причём порождения наиболее глумливой, вредоносной формы, обладавшей, ко всему прочему неуёмной энергией для претворения в жизнь своих тёмных замыслов?
Ах да, ещё и не всегда умеющего вовремя остановиться...
– Любопытно, – плотоядно улыбнулся Даэль, попутно придав своему голосу оттенок гремучей смеси бархатистости и хрипотцы. – Забавно, что ты так скоро задал этот вопрос. Я думал, ты сперва обживёшься в моём доме и как следует привяжешься ко мне, пропитаешься доверием и благодарностью, мы станем с тобой добрыми друзьями, чтобы однажды... – эльф встал, и сделал это пластично и пугающе, как делают это духи, желающие напугать смертных – как жидкая, объёмная тень, влекомая невидимой силой, обладающая неустойчивой физической формой и нечитаемыми чертами. – Чтобы однажды ты спустился в мой подвал... тук-тук-тук, – изобразил он пальцами шагающие по воображаемым ступеням ноги рыжего мальчонки, – открыл дверь, – откуда-то сзади раздался протяжный, зловещий скрип проржавевших петель. – Вошёл в уютный подвал, где горит очаг и вкусно пахнет мясом. Подкопчённым, нежным мясом... – лицо Даэля стало хищным и ласковым одновременно, а сам он медленно поплыл в сторону паренька. – И тогда бы ты подошёл к подвешенным к потолку тушкам и пригляделся к ним поближе... там полумрак, и ты бы не разглядел этого сразу... – вдруг со стороны окна раздался звук, будто кто-то провёл по стеклу пальцами. Даэль обернулся на источник звука, окаменел на несколько ударов сердца, а затем резко повернул голову в сторону гостя: – Показалось! – воскликнул он и вновь двинулся к мальчишке, медленно и плавно, вкрадчиво, наслаждаясь каждой толикой преодолеваемого пространства. – И тогда бы ты увидел в одной из подвешенных тушек детское тело. Тело одного из малышей, пропавших на злачных арртетумских улицах. «Его унесли волки», – говорили родители малыша, когда стало ясно, что он не вернётся домой, когда искали утешения у соседей, когда приходили в мой дом испить чая с мятой для успокоения нервов и отвара из черветравы для заглушения сердечной боли. Они говорили со мной, принимали лекарства из моих рук, не ведая, что прямо под ними, под скрипучими половицами моего старого дома, их сын медленно и равномерно коптился близ подвального очага, такой юный и нежный, такой сладкий и мягкий... – эльф шумно, со вкусом сглотнул слюну, прикрыв глаза от удовольствия, и, не размежая век и остановившись, продолжил: – У каждого свои забавы, у каждого свои слабости. Не смертным судить меня, ведь я спас куда больше жизней, чем погубил. Все эти мораль и этика – удел ханжей, которые не готовы смотреть на мир трезво, а истинное положение дел таково, что жизни и удовольствия от жизни в большей степени достоин тот, кто приносит наибольшую пользу миру. Разве я не прав? – спросил он и вопросительно, пытливо поглядел на паренька.
Надеюсь, не переборщил, запоздало подумал Даэль.

+1

26

Очень пристально наблюдал малец за изменившимся лицом рогатого, практически не двигаясь и изредка моргая. Эльф оказался на редкость говорливым... психом. И очень красноречивым - слова лились из блондина равномерным потоком, который все ускорялся, накатывая на сознание новыми, леденящими душу подробностями, заставляя внутреннее естество холодеть, а зубы - скрипеть от клокочущего недовольства. Непонятно откуда взявшиеся звуки давили где-то на периферии сознания, растягивая тонкую струну самообладания еще больше, а внезапная зловещая пауза с таким же внезапным продолжением заставили воришку вздрогнуть и сползти с кровати на пол, лишь глаза были видны подходящему ближе Даэлю. Лихорадочно плясали в голове мысли под аккомпанемент гулких частых ударов сердца, руки взмокли от навеянного ужаса представленной картины...
Бежать. Подальше от сюда, - поначалу эта мысль главенствовала среди общей суеты в голове, но все сильнее занимало позицию желание наброситься и растерзать - дикое, пугающее до животного ужаса. О трезвой оценке происходящего не было и речи - даже если где-то на задворках и зародились вопросы о том, зачем ему это все рассказывают, какую цель преследуют - ответа на них Ари не имел, а потому, и не пытался осмыслить.
Рогатый прикрыл глаза, с упоением извергая из себя слова, и в голове рыжего будто спустился курок. В мгновение он окутался дымкой, привставая на лапы на полу, но тут же содрогнулся, будто от удара, и осел, недовольно и грозно зарычав - медленно затягивающиеся раны на человеческом теле проступили на драконьей шкуре и, растянувшись, открылись, причиняя дикую боль. Там, где открылся ожог - чешуя отслоилась и поблекла, а меж перекрытий проступила вязкая кроваво-желтая субстанция. Пернатый завалился на живот, часто дыша и выставив над собой крылья, словно защиту, и тут же угрожающе, с громким низким клокотанием зарычал, заметив на себе взгляд рогатого. Зеленые яркие глаза слабо мерцали, отсвечивая от пола и покрывая бликами обнаженные в оскале зубы.
Потеря преимущества в атаке здорово охладило пыл воришки, не говоря уже о потере способности к этой самой атаке, чему Ариноко был крайне не рад. Зато, разум вновь вернулся к адекватной оценке ситуации, наконец, начав анализировать происходящее и задавать правильные вопросы. Драконенок настороженно уставился на эльфа снизу-вверх, все еще изнемогая от ран и понимая, что перекидывание обратно может напрочь высосать силы до потери сознания. В любом случае - теперь незнакомец знал, с кем имел дело, и нужно было как-то успеть подкрепить свою ценность, и, тем самым, сохранить себе жизнь до следующего пробуждения.
- Я... хочу жить - медленно произнес дракон в паузе между рычанием, внимательно глядя в лицо рогатому. Ари не мог полноценно осознать, в чем соль обращенного к нему вопроса после такого впечатляющего рассказа про каннибализм (от которого мальчишку выворачивало), но понял, что речь идет о жизни и смерти. А жить драконенок хотел больше чего бы то ни было.
- Я буду полезен, - сквозь зубы, явно с неохотой пророкотал ящер, нервно дернув хвостом. Пернатый очень надеялся таким образом повлиять на решение эльфа, чего бы кровожадного он там не удумал. Потому что силы неотвратимо покидали дракона, что можно было заметить по бессильно опускающимся крыльям и утихающему рыку.

+1

27

Даэль ажно за голову схватился.
Ну вот, замечательно!
– Ах ты, чешуекрылый кусок простоты! – произнёс он с интонацией бессильного ужасания. – Знаешь, я голубям-то, залетающим в окна, перья прореживаю, а ты… о, во имя всех, в кого ты там веришь, ну ты только посмотри! Раздраконил сервант, звероящер нелепый!!! Да он стоит дороже твоей шкуры раз в тысячу!
Сервант и правда пострадал немало, и теперь, скособочившись, моляще смотрел на хозяина, заботившегося о породистом предмете мебели с того самого момента, как контрабанду спустили с корабля и донесли до места, где она пребывала посейчас. Впрочем, теперь она немного сместилась в сторону, выцарапав своими цепкими ножками четыре шероховатые белёсые полосы, одна из которых была короче других – именно на оставившую её ножку припадал сервант.
– Знаешь что, парень… Ты будешь полезен. Разумеется, будешь. И первым делом, как оправишься, мы применим твой волшебный навык на… а, нет, тебе я его не доверю, – нахмурился эльф. Затем тряхнул головой, отгоняя мысли о завтрашнем приглашении мастера и возвращая головную боль, зарычал по последнему поводу и в сердцах воскликнул: – У тебя совсем голова не работает?! Драконьи черепа настолько толстостенны, что мозгам в них места остаётся ровно на синхронизацию крыльев и формулирование пустых, никчёмных, никому не нужных мыслей?! На кой мне было вбухивать в тебя столько сил и средств, ухаживать за тобой, аки преисполненная любви птица-мать, несколько дней кряду – чтобы потом… убить?! Серьёзно?! Серьёзно, Карл?!
Карл – это такой уникальный парень, живущий в порту и умеющий задавать уникальные вопросы. Настолько уникальные, что имя паренька давно стало нарицательным, когда речь заходила о проявлении тугоумия в особо тяжкой форме.
Даэль был зол и совершенно не собирался следить за своим ядовитым языком. Если бы не тумаки от незнакомки, если бы не боль в разбитой голове, если бы не испоганенный в целом вечер – всё могло бы сложиться иначе.
Но история, мы помним, не терпит сослагательного наклонения.
– Я хочу жить! – передразнил он. – Я буду полезен! Не убивайте меня, дяденька безумный каннибал! Я такой маленький, у меня вся жизнь впереди, я ещё столького не сделал!
Он бесстрашно подошёл к дракону, оглядел раны и зашипел:
– Вы пустили насмарку недельный труд, милсдарь Не-ешь-меня. И если вы сейчас же не примете обратно форму, максимально приближенную к моему строению, я не ручаюсь за воздействие лекарств на змеиный организм. Это не говоря уже о том, что на такую рану придётся целую банку мази извести. 
Он шумно вздохнул, присел на корточки рядом, коснулся драконьей головы в примирительном жесте и произнёс тихо, значительно мягче:
– Моё чувство юмора редкого гостя оставит равнодушным. Так что будем считать, в травмировании комода ты не так уж виноват. Давай, обращайся человеком, я наложу новые повязки. Горе луковое.

+1

28

Внезапная тирада голубоглазого эльфа вызвала тихий рык со стороны дракона, но уже не угрожающий, а так - настороженный и тихий. Ари не представлял, чего ожидать от такого непостоянного незнакомца и жалел, что не может удрапать подальше при первой возможности, уж очень было неуютно и, главное, непонятно. Единственное, что понял воришка - рогатый крыл пернатого из-за... серванта. Из-за сдвинутого шкафа, в общем. Редко используемое слово казалось неудобным, и в голове рыжий называл его по своему, что, в общем-то, не относилось к сути.
Ящер скосил взгляд на шкаф и вновь уставился на эльфа, приняв единственную возможную тактику в этой ситуации - молча переждать. И не дай боги спровоцировать его еще больше - незнакомец и так мог сделать с драконенком что угодно, а Ариноко только огрызнуться и мог бы. Бессилие. Удручающее, ужасающее чувство собственной беспомощности, как в рабстве, как тогда, перед Фейтом. Воришка ненавидел это состояние, но мог лишь стиснуть зубы и молчать, пока не спросят, пока рогатый сетовал на умственные способности (что немного кольнуло Ари) и на переведенное лечение. Ох, сам виноват, не начал бы планы рассказывать... На мгновение рыжий понял, что здесь что-то не стыкуется. Кажется, эльф тоже вел к этому, но боги, как воришка мог заметить это в тот момент, когда его охватила паника и агрессия?.
Похоже, что хозяин дома не сильно удивился, что ребенок оказался драконом. Или порча имущества затмила даже это - Ари решил запомнить этот пункт на будущее. Некоторые фанатики могли ради своих ценностей на что угодно пойти... Правда, крылья уже бессильно уперлись отставленными пальцами в пол, сковывающее напряжение ушло и Ариноко теперь больше лежал, нежели затаился. Сознание притупило боль, но сердце все так же гулко отдавалось в голове, нагоняя тупую усталость. Очень хотелось пить, да и пустой желудок давал о себе знать. В общем, дракон хотел жить, и для выживания очень хотел получить пищу, но, разумеется, ни слова не говорил, лишь обнажив зубы при приближении рогатого. Чисто машинально, показывая, что ему не нравится.
Никакие предупреждающие знаки со стороны пернатого, в итоге, никак не остановили Даэля от приближения и контакта с драконьей мордой. Ари пребывал в смятении, мало что понимал и был напуган, и оттого больше испуганно и рефлекторно дернулся, обнажив зубы и прихватив незнакомца за кисть. Не смотря на то, как это выглядело, мессия едва ли почувствовал  что-то сильнее, чем простое давление, тем более, что сообразивший уже после воришка осторожно отпустил и скукожился на полу, испугавшись еще больше и мелко подрагивая всем телом, не сколько от страха, сколько от общего состояния.
- Простите... - совсем тихо выдавил из себя рыжий, окутываясь дымкой и возвращаясь в человеческий вид, больше напоминавший мумию. Раны стянулись и перестали сочиться, что было хорошо, но вот сам мальчишка устало приложился лбом о прохладный пол, унимая головокружение. Магические обращения хоть и не были сильно затратными, но для только очнувшегося мальчишки, не практиковавшего никогда магию - оказалось очень выматывающим. Значит, я нужен для дела.. Что же за дело, для которого пришлось выхаживать раненого дракона? Гораздо проще нанять кого-то.
Сглотнув тягучую слюну, Ариноко поднял взгляд на эльфа. Взгляд настороженный, изучающий, но без того недавнего страха за свою шкуру, что проглядывал ранее. Что же ты такое...

+1

29

Со стороны могло показаться, что в момент «укуса» Даэль проявил чудеса самообладания, даже не дрогнув толком, только нахмурившись, однако правда состояла в том, что измотанный беготнёй и побоями организм, ублажённый, ко всему прочему, дурманящим снадобьем, попросту не успел сообразить об опасности и вовремя среагировать более подобающим образом – как минимум отдёрнуть руку, а лучше и вовсе убраться подальше от ящера, уже второй раз посягнувшего на целостность даэлевского тела.
Но вышло как вышло. И неплохо, как оказалось в итоге, вышло. Но на заметку собственную уязвимость эльф взял.
На извинения всё ещё хмурый Даэль неопределённо угукнул сквозь смежённые губы. Наблюдая за обращением гостя, а затем оглядывая голое мальчишеское тело – не с медицинской и не с эстетической точки зрения, а рассеянно, потому что в тот момент, по сути, ему было всё равно, что разглядывать, поскольку голова была занята мыслями совсем иного рода – он произнёс, мрачно растягивая слова:
– И как так получилось, что при всех природных данных драконы оказались наравне с двуногими убожествами?
Стянув с кровати тонкое верхнее покрывало, он накинул его на мальчишку и, встретившись с внимательными глазами, приподнял одну бровь и вкрадчиво произнёс:
– Давай договоримся: впредь без попыток нападения или побега, хорошо? Если в твоей огненной головёнке заведётся мыслишка, что ты-де достаточно окреп, чтобы улизнуть во-он через то окно или чтобы дать отпор злобному поедателю детей, ты, первое, как следует подумаешь, второе – подумаешь ещё раз, третье – подумаешь снова, четвёртое – обратишься ко мне с рациональным предложением. Ну, скажем, – он начал обстоятельно закутывать парнишку в плед, – предложить какую-нибудь услугу в обмен на свободу – это рациональное предложение. Кстати, недавно у тебя была очень неплохая попытка переговоров, помнишь? Вяленькая такая попытка и, ты уж прости, откровенно жалкая и пропитанная отчаянием, но это уж всяко лучше истерично-героических покусываний лечащих рук.
Завернув мальчишку в нежную ткань, Даэль поднял его на руки, и в следующее мгновение мир исказился, словно погрузившись под воду, эльфа повело, и он подался вперёд, чтобы уронить раненого на постель, а не на пол. Благо, ему удалось – он понял это, когда помутнение схлынуло, и он поднял голову и обеспокоенно огляделся, оценивая обстановку.
Значит, голова всё-таки повредилась. Ах ты дрянь…
Но лицо надо держать.
– А ты тяжёлый! – укоризненно произнёс Даэль, поднимаясь на ноги и поправляя мальчишку на постели.
Лекарем, разумеется, за такой короткий промежуток времени эльф не стал, но вот грамотной сиделкой – вполне. Руки сами помнили, сколько мази нужно брать, как правильно уложить тело для обработки, насколько туго накладывать бинты и насколько толстым слоем. К слову, на сей раз процесс протекал намного проще, поскольку безжалостный эльф мальчишку всё-таки посадил и заставил сидеть, подняв руки, пока вокруг его торса кружил моток льняных полосок, укрывая повреждённые, смазанные маслянистым снадобьем участки тела.
Закончив процедуру, рогатый поправил подушки (потому что важно, чтобы больной находился в правильной позе во избежание смещения костей и растяжения связок, как сказал лекарь) и велел мальчишке ложиться.
– Спи, в общем. Есть будем завтра, уж прости, – сказал он и зевнул в кулак. – Да, кстати. Меня зовут Даэль. А как тебя кличут уродцы, наполняющие мир?

+1

30

Ответ рогатого прозвучал так, будто он сам себя к двуногим не причислял, но сей факт сейчас мало волновал беспомощного драконенка, который итак был на нервах из-за странности обстановки и присутствия этого непонятного типа. Непонятного в том смысле, что Ари не удавалось понять его замыслы и помыслы, и оттого не совсем было понятно, как себя вести и что предпринимать. После полученного за этот час опыта воришка все же решил избрать поведение покорности и не рисковать более, по крайней мере, пока обстоятельства не станут более ясными. Сейчас же он вполне определенно находился в статусе больного, которого рогатый и лечил - и это положение было вполне выгодным, учитывая, что Ари почти что умер...
Воспоминания тяжелым грузом навалились на сознание рыжего, что молча следил за движениями Даэля. Рогатый что-то пояснял, но Ариноко не вдавался в детали, уясняя лишь общую мысль "не рыпаться". Что же случилось с тем здоровяком? Он умер? И кто его убил, кто велел сорвать амулеты? Воспоминания смутные, частично подмененные воображением, и оттого казались не менее реальными, чем сны. Но вполне определенно свои раны пернатый получил именно тогда.
Оказавшись на руках, Ари очень быстро откинул мысли о прошлом и напрягся - движение эльфа показалось неуверенным, а в следующую секунду мальчишка упал на кровать, будто рогатый просто перестал его держать. Сосредоточенный взгляд уставился в лицо Даэля, улавливая и тяжелое дыхание, и туманный взгляд, который в следующее мгновение будто отрезвел и оценивающе уставился на Ари. Драконенок ничего не сказал, но оценил, как блондин списал все на вес своей ноши.
Удивительным казалось Ариноко то, что Даэль, который сам явно был не в лучшем своем состоянии, стоически взялся за, видимо, уже привычную процедуру перевязки. Мальчишка больше не мешал, лишь кривился, когда бинты отлипали о кожи, и молча выполнял повеления. Руки быстро устали и побаливали, но Ари очень старался их не опускать, пока эльф не закончит наматывать бинты. А вот рисунок на животе, оставленный Фейтом, и вправду растворился из-за ожогов. И хотя воришка слабо представлял, почему он выглядел будто после пожара, сознание просто приписало это к последствиям нападения солнценосца. Жуткое наказание он выбрал..
Наконец, мучительная и утомительная процедура закончилась, и рыжий с облегчением опустился на подушки, рассеянно наблюдая за тем, как рогатый эльф поправляет постель и укрывает гостя одеялом. Даэль и сам выглядел довольным, что со всем разобрался, и, похоже, вскоре собирался отчаливать отдыхать.
Не смотря на свои опасения и недоверие, Ариноко все же ощутил какую-никакую благодарность к этому типу, даже не смотря на все, что произошло чуть ранее. На самом деле, если посмотреть на это под другим углом, то рогатый и не выглядел таким уж опасным для воришки. Пока что... Драконенок устало поднял взгляд на задавшего вопрос Даэля.
- Ари, - не долго думая, ответил мальчишка. Имя эльфа показалось приятным для слуха, но и то, что рогатый вообще представился, поспособствовало ответной любезности. Конечно, рыжий не расчитывал на долгую проникновенную беседу, но Даэль, похоже, решил ничего более не выяснять и оставить на завтра, так как тут же пожелал хороших снов и неровно направился к выходу из комнаты. Как только двень затворилась, Ари ощутил невыносимую усталость и быстро погрузился в сон, будто под наваждением каким.

Очнулся мальчишка поздним утром следующего дня, когда солнце находилось уже на столько высоко, что его лучи не достигали и центра комнаты сквозь открытые окна второго этажа. Это пробуждение не было таким тяжелым, как первое, возможно, потому что в первый раз драконенок еще и от снотворного отходил. Тем не менее, Ари открыл глаза и успел лишь бегло оглянуться, прежде чем его взгляд зацепился за незнакомую женщину весьма специфического вида, что разглядывала какую-то книгу с гравированным на коже драконом на обложке. Моргнув, рыжий потер глаза руками и всмотрелся внимательней, но теперь уже и дама с лучезарной улыбкой уставилась в ответ, заставляя неловко поежится. К новым знакомствам Ари оказался слегка не подготовлен, а потому рассеянно продолжил разглядывать комнату и ее содержимое.
Пышные шторы, старинная мебель, видимо, ручной работы, книжные полки, под завязку заполненные книгами, что пестрили своими корешками.. Не говоря уже обо всяких изысках в виде статуэток, вазочек и портретов. Впору было подумать, что оказался в покоях какого-то принца. А вот и еще один сюрприз - на столике драконыш обнаружил поднос с едой!
Видимо, взгляд больного оказался на столько красноречиво голодным, что незнакомка тут же отложила книгу и оказалась у столика, подавая поднос Ариноко.
- С добрым утром, соня, - почти промурлыкала женщина, наклоняясь и поудобнее устраивая поднос на специальной подставке над ногами рыжего. Да так ловко она склонилась, что только слепой мог пропустить взгляд в ее декольте... но Ари подобным не интересовался, и даже не обратил внимания, так как мысли его были только о еде. Незнакомка выпрямилась, с легким укором глянув на проигнорировавшего ее пацаненка, который тут же принялся за подостывший овощной суп, заедая его печеночным пирогом и вообще наслаждаясь халявной кухней.
- Меня Мила зовут, - решила еще раз напомнить о себе дама, оправляя вьющиеся волосы, собранные в пышную корону на голове. Усаживаясь элегантно обратно на кровать, Мила получила лишь мимолетный взгляд зеленых глаз от гостя, продолжившего трапезу.
- Ешь помедленней, а то подавишься, - выдохнула на это женщина тоном "ну и ладно!", чем все таки привлекла внимание драконенка. Ари внимательно посмотрел на новую знакомую и шумно проглотил прожеванный кусок пирога.
- Спасибо... - довольно тихо и неуверенно ответил, наконец, воришка, утоливший первичное ощущение голода, - я Ари, - спустя десяток секунд добавил он, кинув взгляд на открытую книгу, которую отложила давече Мила. То ли положила она ее так, то ли и в самом деле книга лежала вверх-ногами по отношению к женщине, но Мила почти тут же закрыла книгу, улыбнувшись самой доброй своей улыбкой.
- Приятно познакомиться, - кивнула красавица, водя аккуратным пальчиком по гравировке обложки, - так что это за хорошенький мальчик гостит нынче у Даэля?
На это Ари ничего не ответил, лишь пожав плечами, продолжил завтракать и внимательно поглядывать на Милу, которой такая неразговорчивость не очень нравилась. Любопытство уже несколько дней накапливалось, но эгоистичный чертяка и не думал раскрывать все карты, а тут такая возможность - Даэль сам оставил Милу присмотреть за, наконец, очнувшимся больным.
- Ари, это ведь не полное имя? - задала следующий вопрос девушка, с удовольствием отметив про себя живой и настороженный взгляд, кинутый мальчишкой.
- Мила - тоже похоже на сокращение, - захрабрившись, попытался парировать драконенок, но тут же поежился и уткнулся взглядом в тарелку.  В Миле воришка не ощущал опасности, даже наоборот - казалось, что женщина гораздо ближе к тем сферам, в которых выживал Ариноко. И хоть находиться рядом с ней было проще чем с рогатым эльфом, выкладывать всю поднаготную на себя рыжий не собирался.

Отредактировано Ариноко (2017-12-15 02:45:34)

0


Вы здесь » Легенды Хивера » Личные встречи » План «Перехват»>>Ариноко|Даэль Мортис