В верх страницы

В низ страницы

Легенды Хивера

Объявление

Игрок форума

ГРИНВОН ПЛОК

Дракон | 315л.

Директор Академии Магии до 321 г оЗ.

Значимая личность Хивера, маг и ученый. Оснаватель Академии Магии для драконов. В 321 г оЗ. осужден за использование Темной Магии.

Игрок форума

ЭМЕРАЛД

Дракон | 150

Хранитель кристалла

Эм никогда не задумывался какое дело ему можно взять, возможно мастерскую кристаллов? В мечтах иногда видит себя где-то подальше от населенный пунктов людей, в хорошей семье, неподалеку от населения драконов, но почему-то не на Дэлиане.

Игрок форума

АРИНОКО

Дракон | 89

Прожить день и лечь спать не на голодный желудок - уже хорошее достижение, а если еще и не валишься с ног от усталости - вообще шикарно. Помимо обычного выживания постоянно ищет того, кто мог бы позаботиться о юном драконенке

Игрок форума

БУРАН

Дракон | 385

Можно описать одним словом — статуя. Никаких лишних движений, никакой мимики. Единственное, что бросается в глаза, — дыхание. Движения неторопливые и расчетливые, спокоен и вежлив в общении. Мечтает вернуться домой

Игрок форума

СТИГ

Дракон | 200

Стиг крайне нервный и раздражительный дракон - ее может вывести из себя любая мелочь, громкий звук, неуважительный тон. Эта нездоровая черта выражается в мгновенных вспышках разрушительной ярости - буквально за секунду Стиг может впасть в состояние аффекта.

Игрок форума

МОРРИН ОРМОР

Миерец | 57

Авантюрист

Как бы странно это не звучало, но Ормор противник убийств и вообще любых нарушающих закон деяний. Если нужно чего-то добиться, он добьётся этого ловко и не очень честно, но, не нарушая закон.

Игрок форума

ЭЛЕОНОРА НИС

человек | 27

Инквизитор

Железная леди, ей всё по зубам! Она мечтает вступить в Орден Солнца, чтобы сама Тьма её боялась. Нужно очень постараться, чтобы заслужить её доверие.

Игрок форума

ФЕЙТ

дракон | 280

Мастер-мутатор

Некоторые маги, учёные и естествоиспытатели могли иметь с ним дела и знают как достойного коллегу: кто-то как дракона, кто-то как человека. То, что известно Семье, остаётся в Семье.

Игрок форума

АЛЬТАИР БУРЕВЕСТНИК

дракон | 478

Орден Солнца (магистр)

За долгие годы Таир понял одну вещь – от жизни, каждого мгновения, события, слова нужно получать максимальное удовольствие. И «хочу» - уже достаточное основание что-либо сделать.

Игрок форума

ЛИСИЧКА

эльф | 50

ювелир

Кузнец (хотя больше прельщает ювелирное дело) в небольшой деревеньке где-то в глуши, куда нормальный человек вряд ли зайдет по чистой случайности. Прозвали Лисичкой за рыжий цвет волос хитрые глаза.

Игрок форума

МИРАТА МУТ

Человек | 29

торговец

В торговческой среде известна под именем ЭмЭм, друзья предпочитают называть Ми. В среде торговцев её считают странноватой – она не любит кричать, размахивать руками, не шумная, неохотно торгуется.

Игрок форума

МАЛКА

Человек | 21

курьерская доставка

Мила, ещё юная и ума-разума не набравшаяся, ищет своё место, свою цель; хочет податься в наёмники и оставить службу гонцом.

Игрок форума

ДАЭЛЕН АНТАРЕС

Человек | 24

странствующий целитель

Большинство знают как добродушную путешественницу. Родственники и знакомые как путешествующую аристократку и целительницу.

Игрок форума

МЕЛИАНИ РЕД

Человек | 26

кастигатор Ордена Солнца

В этом мире хочет уничтожить вражду между расами, добиться любви и гармонии. Постараться уменьшить влияние тьмы, а в глобальном формате всей своей жизни хочет приблизиться к истине в любом её понимании

Игрок форума

ХАССАРИАН

Дракон | 200

Глава Факультета Магии Сознания

На фоне всего Хассариан выделяет одну мечту. Даже не мечту, а цель. Цель - узнать, что находиться за пределами острова. Как туда попасть? Почему от туда практически нет вестей? Это главный вопрос, которым он задается и на который пытается дать сам себе ответ.

Игрок форума

ВИСКУЛЛ

Человек | 24

Чаррир/наемник

Ви хочет зайти дальше, забраться выше, заполучить больше. Самое главное не стоять на месте. Вискулл обладает редкой мутацией, большинство школ магии не действуют на него, однако из-за этого он сам не может владеть магией. Среди магов ходит слух об убийце магов.

Игрок форума

КАЙРОН ФОРД

человек | 20

охотник

Мечтает отправится на поиски приключений. Хочет путешествовать по Хиверу, так как всю жизнь далеко от деревни не отходил. Хочет найти лучших друзей, и всей компанией отправиться в дорогу.

Игрок форума

КАССАНДРА ВАЙ'АТ

дракон | 280

шпионка Чаррира

Кэссия "человек" слова, сказано - сделано. Самое великое, чего Кэссия желала - это повидать как можно больше, а душа ее стремится к чистому горному воздуху, свободе и любви. Драконица обладает ядовитым укусом, её яд действует на нервную систему и мозг, быстро проникая в ткани и вызывая паралич.

Игрок форума

ТРЕЙД

человек | 18

Мечтает заставить отца признать его. В Столице магов известен под прозвищем «Кошмар семьи Албермарлов», непредсказуемый, а потому опасный маг огня.

Игрок форума

РИРА КЛИХХ

миерка | 37

почтпункт Стрижи (курьер)

В свои 37 Рира Клихх стала довольно знаменита среди почтовиков, с усердием выполняя каждое порученое ей задание, отдавая всю себя работе, путешествуя практически по всему северу Хивера. Ее знакомые описывают Малышку Ри как яркую, бойкую, жизнерадостную и несколько болтливую особу.

Игрок форума

ИНДИГО

дракон | 237

алхимик/телохранитель

Когда-то был на вооружении Семьи из числа жнецов. Айрес (сестра), Бист (младший брат) - когда-то составляли с виверном группу шпионов/убийц/коллекторов. Ныне - странствующий алхимик со своими безумными идеями и планами. Подрабатывает тем, что делает элитные яды.

Игрок форума

ТСАЯДХИ РАСИРР

миерка | 57

подмастерье портного

Для всех она — дальняя родственница четы Кайим. Лишь сами супруги знают правду о ней, что она попала на Хивер с родины миерцев, которые называют себя сшаев.

Игрок форума

РАЯН

дракон | 213

наемник

Знают как наемника, работающего за бронзу, а также дракона, имеющего странные проблемы с памятью. Страдает визуальной амнезией, то есть не способен запомнить внешний вид некоторых вещей, а также персон и местностей. Он может прекрасно помнить имя, биографию, голос, запах, но не помнить его внешности

Игрок форума

ДАЭЛЬ МОРТИС

эльф | 40

культ Иллидия

Тёмным сектантам и Семье известен как один из лидеров культа Иллидия, мессия и предвестник Пустоты. В остальном мире – пока неизвестен. Мечта всей жизни – повергнуть мир в хаос и сделать подобным Бездне – изменчивым и непредсказуемым, а оттого чертовски интересным и полным самых невероятных возможностей.

Игрок форума

НОРТ

Небесный дракон | 150

Циркач-иллюзионист в небольшой странствующей труппе "Игнис Фатуй"

Едва ли кто-то слышал о нем что-то стоящее. Возможно видели на цирковых выступлениях. Некоторые могут помнить существовавшую двадцать лет назад на слуху преступную семью, признанную умершей легендой.

Игрок форума

ИДРИС МУН

Небесный дракон | 178

Разведка Семьи

Простой эльф-курьер и охотник. Для Семьи – пешка в большой игре. Для родителей - непутевая дочь, которая странствует по землям Хивера.

Игрок форума

МЭРИ ЯР ХАН

Пустынный-пепельный дракон | 293

Воевода одного из отрядов Ордена Солнца

Бывший наемник, ныне пользующийся уважением воевода Ордена Солнца. Взгляды несколько вольные, но адекватные, а потому фанатиком не слывет. Несколько тонн доброты и спокойствия.

Игрок форума

НИМУЭ ВАЛОР

Человек | 38

Вольная наёмница / Профессиональный вор

Известна в узких кругах как профессиональный вор и мастер своего дела. О её проклятии не знает никто, помимо родного дяди – Сигрида

Игрок форума

ХЕЛЬ

Радужный горный дракон | 20

Правая рука главаря отряда гильдии воров Корфус.

Правая рука «Корфуса» и зам Шема. Может достать что угодно, дайте только время. Ходят мутные слухи, которые пытаются объяснить их с Шемом отношения. Разбирается в артефактах, имеет много связей среди скупщиков или торговцев артефактами.

Игрок форума

СЭ'ШЕМИР

Шэран | 51

Глава отряда гильдии воров Корфус

Ивестен как владелец алхимической лавки и по совместительству магазина редкостей "Алая и Белая роза". В Гильдии воров имеет противоречивую репутацию. Так же известен как глава организации Корфус.

Игрок форума

ЭЛЛЕНИЭЛЬ ДАЭРОН

Эльф | 20

Рабыня

Практически ничего неизвестно о ней. Даже настоящее имя. Рабыня она и есть рабыня, без прав, чувств и желаний.

Игрок форума

ТАЛИЯ

Человек | 33

Некромант

Маленькому кругу лиц и коллегам-некромантам, с которыми старается поддерживать связь известна, как мастерица своего дела, и достаточно увлечённая учёная женщина.

Игрок форума

ШЕРЕДДИН'ВЭЛРАЭН

Эльф | 89

Наемный убийца и Телохранитель

Широко известный в узких кругах наёмник специфического профиля: он помогает тёмным магам избавиться от проблем (и друг от друга) не своими руками и не рискуя быть пойманными с поличным, либо отваживает от них интерес, концентрируя его на своей неприятной роже в путешествиях.

Игрок форума

СОРА РУНАКО

Миерец | 17

Серый Соловей, Странствующий Бард

Его объявления часто мелькают на досках тут то там - пока что в основном в пределах Ариндианского королевства, хотя порой они каким-то чудом оказываются и в других, более далеких городах.

Игрок форума

СОЛ'ГЛАД

Ушебти | 141

Ожившее умертвие

Явно не связан с Иллидием, но все равно дает поводы опасаться его. Рвется пополнить ряды Ордена Солнца.

Игрок форума

ЭЛЛАНДРИЭЛЬ ДАЙН

Человек | 17

стажер Инквизиции

Мало кто из взрослых воспринимает его будущим инквизитором - слишком уж он непоседлив, а его увлечение природой и возня с животными не способствуют статусу жесткого и беспринципного воителя. Тем не менее, вступительные экзамены были пройдены, и в случае успешной стажировки Эл наконец осуществит свою мечту, став настоящим Инквизитором.

Игрок форума

ХЕЙСЭ'ФАРХАРАТ ТАС ХАСС

Дракон | 227

Некромант

Простые крестьяне могут знать как мелкого землевладельца и дворянина, более продвинутые существа — как охотника на нежить. И лишь некоторые догадываются что он весьма серьезный некромант.


~ Приветствуем, гость! ~

Спасибо что заглянули к нам на ролевую. Мы всегда рады гостям и новым игрокам. Наша команда очень дружелюбная и мы готовы помогать игрокам с написанием анкеты и с игрой в целом. Каждый день мы стараемся для вас!
администратор: Эмералд
НОВОСТИ ФОРУМА:

Всем хорошей осени!

В октябре одержал победу Орден Щита!


Неизвестный

Неизвестный

Неизвестный

Неизвестный


~ Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPPalantir ~

+ Судьба Академии Магии

случайные|политики


В зале заседаний собралось очень много народа, чтобы решить что же делать с Академией Магии для драконов. Репутация драконов и без этого не на высоте, несмотря на то, что в состав Совета Магов входит один представитель из расы драконов.

• Трагедия в праздник Шана-Шана

инквизиция, солнценосцы, наемники


Когда инквизиция прибыла на место, в деревне уже тлели угли от зданий. Деревня почти полностью была сожжена, но самое страшное впереди. На площади, по кругу, лежали сожженные трупы. Было тяжело поверить в происходящее, в то, что эти существа самостоятельно легли по кругу.

Оформляется

пока никто не требуется


заказ не готов

ВНЕСИ ВКЛАД В СВОЙ ОРДЕН
ИГРА О МИРЕ ХИВЕРА ТЕХНИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ
АКЦИИ СЦЕНАРИЙ ГОСТЕВАЯ
ПОИСК СОИГРОКА УСТРОЙСТВО ХОЧУ К ВАМ
КВЕСТОВАЯ ХРОНОЛОГИЯ КАРТА ХИВЕРА ПРАВИЛА
БРОСОК КУБИКА РАСЫ ОТСУТСТВИЕ И УХОД
СПИСОК ЖИТЕЛЕЙ ФРАКЦИИ, ГИЛЬДИИ, КЛАНЫ ПОМОЩЬ С АВАТАРАМИ
СПИСОК ПРОФЕССИЙ ОФОРМЛЕНИЕ КВЕСТА
МАГИЯ
РЕЛИГИИ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Хивера » Личные встречи » Двадцать тысяч льё под Бездной>>Малка|Даэль Мортис


Двадцать тысяч льё под Бездной>>Малка|Даэль Мортис

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Двадцать тысяч льё под Бездной
http://s1.1zoom.net/prev/423/422809.jpg
Дата: 11-е Алого Огня, 320 оЗ безвременье


Место: Бездна
Участники: Малка, Даэль Мортис
Предисловие: После долгого пути и трудных поисков, после утомительных переговоров сомнительного содержания судьба Малки Йорэнн, обычного курьера и просто добропорядочного человека, сошла с проторенного пути нормального смертного и устремилась в дали, коих избегают даже самые пытливые приверженцы культа Пустоты.
Трудно сказать, к добру ли, к пущей ли беде – но единственным проводником мисс Йорэнн на изнанку мироздания стал рогатый эльф, в особых кругах известный как предвестник Пустоты.

Отредактировано Даэль Мортис (2017-10-17 10:46:12)

+1

2

Вот уж не думал предвестник Пустоты, что умирать окажется так страшно. Замерев на пороге долгожданной встречи с Бездной, эльф намертво вцепился в собственное сознание и никакими уговорами не собирался его отпускать. Он перечитал инструкцию ритуала несколько десятков раз, он перелопатил все имеющиеся труды по оккультизму, которые отыскал в библиотеке своего храма, он набил оскомину каждому мастеру некромантии своими въедливыми вопросами – иными словами, достойно подготовился к путешествию в потусторонний мир. И всё-таки этого оказалось недостаточно. То, что понимал разум, отказывалось принимать естество.
Проклятые инстинкты, ругался Мортис мысленно. Ничтожные рефлексы жалкой телесной оболочки! Нужно отпустить, отпустить, отпустить… Пр-роклятье!
Поднять лицо оказалось сложно, но он всё-таки это сделал. Взглянул на Малку, привязанную к стулу, и одними глазами посоветовал отставить панику, выдавил жалкое подобие ободряющей улыбки, а после – голова его безвольно упала на грудь, и спустя пару мгновений сердце предвестника остановилось.

Он безвольно летел в бездонную пропасть, и вокруг не было ничего, кроме щемящей пустоты. Не было тех потоков, что окружали его в бессознательном состоянии, не было видений и образов, не было ничего, в чём можно было бы углядеть хоть какую-то опору или зацепку. Однако страх бесследно отступил и, напротив, эльфа охватила безмятежность одиночества – самого родного, привычного и желанного состояния из существующих. Он падал, и Тьма разверзала перед ним свои недра, и однажды Даэль осознал, что пропасть не бездонна, и что-то всё-таки должно произойти. Случиться в последний раз. А после этого, кажется, не будет уже ничего и никогда…

Это было схоже с ударом о водную гладь и стремительным, будто эльфийскую душу влекла незримая сила, погружением. А вокруг протянулись наконец до боли знакомые потоки; они пронизывали пространство, нет, даже не так – из них и состояло пространство, окружавшее эльфа, и они, эти потоки, расступались перед ним, позволяя ему беспрепятственно соскальзывать всё дальше и дальше, всё ближе и ближе ко дну. И тогда Даэль вспомнил, что в своих видениях он стоял, и потоки текли параллельно тверди, а сейчас он будто опускался под воду, скатывался по стволам гигантских водорослей – то есть, окружавшие его потоки имели вертикальное направление.
Но как только он задумался об этом, сразу же обнаружил, что больше не падает, но – спокойно стоит на месте, окружённый воющей пустотой, на твёрдой плоской поверхности. Даэль опустил глаза и заметил, что эта поверхность покрыта чем-то, отдалённо напоминающим молочного цвета траву. Эльф провёл по ворсистому ковру ногой, и примятые листья даже не попытались восстановить прежнюю форму.
Когда рогатый вновь окинул взглядом пространство вокруг, потоков вокруг не оказалось, хотя воздух всё ещё содрогался от их низкого, на пределе слышимости, гула. Предвестник провёл перед собой рукой и не встретил сопротивления – потоки бесследно растворились. На смену им пришла иная картина. Со всех сторон эльфа обступало подобие леса: извилистые, узловатые стволы цвета мокрого серого камня уходили ввысь, ветвились на концах и пронзали множеством острых конечностей сбившуюся в неровные шары белёсую волглую дымку. Кроны этих деревьев срастались краями, хотя, наверное, правильнее было бы сказать, перемешивались. В нескольких шагах раскинулось озеро, и по-над его гладью вихрился призрачный туман. И всё вокруг было мглистое, дымчатое, бесцветное, местами – полупрозрачное и мерцающее. Ненастоящее. Невесомое. Бестелесное.
Что-то заставило эльфа поднять голову и увидеть, как пустоту высоко над лесом чертит крупная, яркая падающая звезда. Она была ещё более чуждой этому миру, чем сам Мортис, и так рогатый понял, что это Малка.
Внезапно его осенила очень странная идея, и Даэль не был бы собой, если бы тут же её не испытал. Обратив всё внимание на ближайший древесный ствол, эльф сосредоточился на том, чтобы изогнуть его в спираль… и ствол стал поддаваться! Сначала неохотно, лениво, а потом вдруг с глухим скрипом вытянулся, истончился и совершил два резких витка вокруг основной оси своего роста. Эльф восторженно выдохнул, глядя на своё творение, которое, к слову, стало прозрачным, словно чистейший горный хрусталь. Этот эффект оказался неожиданностью, но пока что разбираться в его истоках не было времени – Даэль не мог себе позволить потерять проводника.
Взглянув на звезду, которая, к слову, за это время стала ярче и ближе, рогатый поманил её к себе, требовательно, властно. Он ни на секунду не сомневался в своих силах, и потому не было предела его изумлению, когда курьерская душа, проигнорировав все потуги предвестника, выдержала изначальный курс и с оглушительным треском и грохотом рухнула где-то в стороне.
Эльф не на шутку испугался. Не факта падения, нет – души не умирают от тривиальностей, смертельных для плоти – а вероятности столкновения с ненаречённым. Предсказать последствия такой встречи крайне сложно, но одно можно утверждать наверняка: ничем хорошим для души это не закончится.
Поэтому Даэль в срочном порядке поспешил на выручку.

+1

3

Покуда шли у взрослых переговоры-кумеканья, Малка, вертя линзу так и эдак, наблюдала смену облика Мортиса и исчезновение Гостли: вот кварцеватой, перламутровой рябью проходит по темноте уплотнение стекла, утолщающегося к центру, вот бельмо заполняет металлическую оправу, и след, за мгновение до реальности-лжи - последний высверком Даэлева лисья улыбка; голос дракона обрывается, долгое золотое тело исчезает в темноте, а эльф оборачивается человеком. Только вот волшебное стекло отчего-то не отнимало у него рогов - то ли магия трансформации Пронзающему Зрению не поддавалась, и тогда выходило, что ипостаси остроухий меняет какой-то иной волшбой, то ли господин Мортис такой на самом деле и есть, рогатый, и тогда неясно оставалось, как именно он колдует. А дракон, хоть и не в статусе духа, а всё равно исчезал, когда она отнимала линзу от глаз; тоже магия, вестимо, и тоже непонятная…

Когда же эльф лёгкой рукой взял и разорвал вот так просто письмо, из-за которого ей столько бед на голову выпало, Йор сперва и глазам не поверила, а потом и вовсе разозлилась: зазря, что ли, мучилась, несчастья терпела? Она одарила мессию потемневшим взглядом, но ничего не сказала; уверившись, что и Гостли особенно письмом своего нанимателя не интересуется, Йорэнн обрывки-четвертинки подобрала и, создавши несколько светлячков, разглядела, да почти тут же и отбросила, ногой подальше отодвинула, как змею дохлую: по внутренней стороне конверта бежала вязь пентаграммы. "Вот тебе и проклятие", - подумала она тогда - ей, впрочем, ещё многому предстояло удивиться в эту ночь.

Пожали-таки руки; гончая, всё кося глаза на эльфа и дракона, словила коня, вскочила в седло да вдруг и тронула с места галопом, понеслась темнотой и кустами, уже на тракт выскочила - да убежишь, ускачешь разве от двух тёмных магов, когда ты им такой ценный компонент и важная персона? Возвращённая на надлежащее ей место, а оттого хмурая и злая девица больше попыток к бегству не предпринимала и ехала молча, то и дело успокаивающе похлопывая Князя по шее; тот, впрочем, не особенно и волновался, привычный к драконам и странностям. Пещера ей также не понравилась: сюда бы капитана Нис с командой да пару лютопсов - вытравить всю гадость и скверну, дать разгуляться пламени и клинку. Мисс Йорэнн была девкой без особенных принципов и предубеждений и не особенно верующей в Великое Солнце, но логовище, полное подозрительных инструментов и убранное в кровавых оттенках, - это уже не подозрительный магазинчик на углу Красных фонарей с контрабандой, неоднозначного происхождения зельями и сложнодобываемыми по своей неэтичности ингредиентами.

Сытая гончая присмирела и стала больше интересоваться происходящим: слушала и расспрашивала девицу-Даэля, косилась через линзу на дракона, мысленно задаваясь вопросом, отчего бы тому не перекинуться человеком, - видно же, что когтями инструменты держать неудобно - и следила за его работой. Платок она между тем уже сняла и явила смешливому эльфу свою бородку с усами, даже попробовала вернуть себе естественный облик, но сил у неё на это не достало, а оттого так и осталась она с молодецкими усиками. Необходимость сесть на стул посерёд огромной пентаграммы да ещё и позволить себя привязать её сильно обеспокоила, но Мила, по опыту уже зная, что вырываться и кусаться бесполезно, послушалась и напомнила себе, что сейчас, несколькими часами позднее полуночи, только второй день, а смерть ей гадалка обещала на третий - значит, есть ещё время.

Малка наказала Гостли беречь солового как зеницу ока: одного домой не отпустишь, в первой же Арртетумской линии схватят под уздцы да во второй же и продадут, так пусть лучше тут, рядом, попасётся, побегает на длинной привязи, покуда белопёрая не вернётся.

Маялась она не меньше Мортиса, и больше от страха и незнания, чем от мыслей о скорой смерти: вжималась в спинку стула, вцепившись пальцами в сидение, ещё более бледная, чем обычно, настороженная и испуганная. Яблоко приняла с подозрением, но приняла-таки и, занятая тревогами и страхами, не заметила собственной смерти.

х      х      х

Кажется, она кричала - но не слышала ни своего крика, ни биения собственного сердца; чернота застилала взор и мешала дышать, - а могла ли она дышать и могла ли видеть? - и она, Малка, падала царапаясь, извиваясь, сопротивляясь этой пугающей, безразличной ночи; её, как слепого щенка, швырнуло в воду и страшно, неотвратимо быстро потянуло ко дну - и впервые за мгновения или вечность страха и мрака в её сознании пронеслась странно ясная, злая и удивлённая мысль:
"Я умерла.
Он убил меня
".

Её душа вторглась в эти забытые Солнцем земли болезненно и для потревоженной Бездны, и для мятежного гонцовского духа: вспоров туманисто-молочный полог, в коем отражением корней тонули ветви, высверкнув на несуществующем небе падающей звездой, она влетела-врезалась в нижний ярус кроны одного из древ, провозглашая своё рождение в этом мире надломленным треском и стоном ветвей.

И Малка застонала в ответ - всё её нематериальное тело ныло и сопротивлялось иномирью и чужеземью, и самый воздух, безветренный, весь волнующийся дымками и туманами, был насторожен и обозлённо, испуганно кусал её за руки, за незащищённые бока, цапал за остроконечные уши, - уходи, уходи, девица! - а она, невнятно рыча что-то в ответ, только мотала головой. Открывши глаза, белопёрая обнаружила себя в хитросплетеньи толстых, похожих на змей ветвей - а меж ними струился молочной белизной туман-дурман, пахнущий чем-то чужим и холодным - большой водой и странным сплетением темноты с бергамотом. Гончая мёртвой хваткой вцепилась в ветвь, когда увидела, что далеко под ней, в прорехах кроны, мерно и чёрно плещется озеро - древо то стояло на самом берегу, простирая ветви далеко над водной гладью. А выше, над головой, зияла рана сломанных веток - это комета её души таранила себе путь через тернии. Странное чувство, точно она что-то забыла, точно что-то она должна была вспомнить и отыскать, ещё пуще подымало в ней беспокойство; Мила тихонько и тоскливо заскулила - куда, куда ей отсюда деваться? Куда занесло проклятущего эльфа, который должен был ото всех бед её уберегать?..

- Да-аэ-эль! - неосмотрительно громко заголосила Йор, оглядываясь; её появление здесь, впрочем, уже наверняка было замечено. С эльфом она общалась с час, не больше, но, по его весёлости, смешливости и кажущейся молодости, Мортис ею принимался за ровесника и почти уже за своего знакомца. - У, шельма рогатая…

И только теперь курьерка заметила, что одежда-то на ней была другая, не та, в которой она входила в круг пентаграммы, не та, в которой уж вторые сутки носилась под жарким солнцем: Мила была одета в полюбившуюся ей последнее время чёрную рубаху с каймой светлого узора из крестов по вороту, рукавам и подолу, с непременными многочисленными ремнями и ножнами на поясе, сумкой и даже висюлькой-амулетом в виде крадущейся крупной дикой кошки из ясеня и подаренной ей когда-то свистулькой с вырезанными на ней зябликами; в светлой материи штаны не облегающего кроя и в ладные, по ноге сапожки тёмно-коричневой кожи.  "Тьфу, чудеса! - удивлялась Йорэнн, на мгновение забывая о большой воде под её ногами. Она, осторожно освобождая одну руку, зубами стянула перчатку для верховой езды, отмечая, что порезов от стекла на ладонях уже нет, коснулась лица - не было и усов с бородкой. - Взаправду, что ли, померла?.."

Гонец знала, что в Шана-Шана духи и мороки приходят из Бездны - уж не стала ли она сама подобной им?.. "Чего, бишь, Гостли про них говорил? Умеют уйму всего, перекидываются кем захочут… Только врун же он, этот Гостли, демон его знает, выдумал али нет," - с тревогой думала она, осторожно перебираясь с одной ветви на другую, намереваясь добраться до той части кроны, что не нависала над чёрной страшной водой, и оттуда уже как-нибудь соскочить на твёрдую землю. И не успела Малка толком поразмышлять об своих возможностях перекинуться кем-нибудь здесь, в пустоте и безвременье, как Бездна милостиво преподнесла ей шанс опробовать свои силы - и под девицыной ногой коротко, сухо и громко всхрустнула переломившаяся ветвь.

Йор закричала во всю силу курьерских лёгких, истошно, с диким животным ужасом - и крик её почти тут же оборвался. "В птицу, в птицу", - забилась в голове какая-то посторонняя фраза, перебивая лихорадочный страх и беспорядочные бессловесные мысли - и счастье Малки, что деревья были так высоки, что подпирали своими кронами небо - иначе бы не успеть. Быстро, смазанно представила себе сокола - и разом, в долю мгновения, перекинулась, и снова обратилась человеком, потому что ей страшно и вода и близко, и снова соколицей - в паре секунд уместилась великая и непостижимая магия.

Непрестанно клекоча и всвистывая, птица неловко, резко захлопала крыльями, пытаясь совладать с непривычным, точно чужим ей телом и восстановить равновесие, и только у самой воды, потревожив полог тумана, сумела остановить падение; вихляя вправо и влево, с заносами и кренами, Малка, невероятно устав и успугавшись до полусмерти, достигла-таки земли - и, не умея приземлиться, как могла, снизилась и перекинулась человеком. И лежала, тяжело, шумно дыша раскрытым ртом, улыбаясь как пьяная или ребёнок, лежала в лунного цвета траве и не слышала лёгкой эльфовой поступи; она вздрогнула, когда увидела над собой перевёрнутую физиономию Мортиса.

- Видел, а? - с трудом сглатывая, спросила белопёрая, самодовольно усмехаясь; она протянула рогатому руку, чтобы опереться. - Эдак я могу и настоящей эльфийкой заделаться, гляди, - и Малка, предупреждающе вытянув вперёд руку, зажмурилась на несколько мгновений - и кончики её ушей, дотоле лишь едва заострённые, короткие, удлинились, и по форме напоминали теперь не листок дерева, а птичье перо - острое, чуть изогнутое. Девица быстро ощупала уши и заулыбалась ещё шире - то-то бы Гостли пасть раззявил, ежели б увидел, чего она теперь умеет! - Могу даже рога как у тебя вырастить! - самоуверенно заявила гончая - и без особенных усилий, привыкая к этой странной, сильной магии и этому туману, ею пропитанному, заставила вырасти на своей голове небольшие ветвистые, наподобие оленьих, рога. Также ощупав свою работу, Мила захохотала: - Ну, теперича мы с тобой вылитые брат с сестрой или жених с невестой! - и она потянула эльфа к воде глядеть, какими братом с сестрой они теперь смотрятся, что вызвало в ней ещё большее веселье. Рога она, впрочем, почти тут же убрала - волосы с ними поправлять было неудобно, да и ни к чему ей была такая красота на голове.

- Ну, теперь чего? - отсмеявшись, спросила Йор, заглядывая в голубые эльфовы очи. - Куда мне тебя вести?

Отредактировано Малка (2017-10-25 22:43:04)

+1

4

Не услышать призыв курьерки было попросту невозможно – её зычный голос беспрепятственно разлетелся по Пустоте, прокатился звонкой волной и угудел дальше, в безвременье, во все уголки изнанки мира, и Даэль не мог сказать наверняка, потеряет ли эта волна когда-нибудь силу, стихнет ли, или переполошит всех охотников за смертными наглецами, посмевшими попрать обитель высших существ своими ничтожными душами.
У, девка недалёкая! Даэль стиснул зубы и помчался скорее в направлении, откуда раздался зов, и было это, казалось, совсем близко – руку протяни, – а меж тем он бежал и бежал, рассекая пространство, пригибая тонкие деревца и искажая зрелые стволы – прокладывая себе кратчайший путь, не утруждая свою персону обходить, протискиваться и пригибаться.
Но и это не спасло: внезапно Пустоту взрезал девичий крик, полный смертельного ужаса, и треск древесины вздыбил волосы на даэлевском затылке. Вот и всё? Всё закончилось, не успев начаться? Грязно выругавшись, рогатый сорвался с места, разом сразив несколько дерев на своём пути, и они вмиг потеряли всякие краски, сделались прозрачными, рухнули наземь и рассыпались за его спиной на тысячи осколков.
Наконец эльф достиг водоёма (а была ли это вода?) и продолжил путь в том направлении, где должна была находиться курьерка. Проводник. Ключ. Величайшая, мать её, ценность! Лента озёрного берега тянулась целую вечность, несмотря на огромную скорость, какую в мире грубой материи рогатый не развил бы никогда (так вот, как им, духам, это удаётся!), но всё-таки эта вечность завершилась: Малка лежала на берегу, лежала навзничь, и на лице её играла настолько счастливая и беззаботная улыбка, что руки Даэля сильнейшим образом зачесались взяться за ремень и отходить госпожу Йорэнн по ляжкам, желательно голым – для пущего, значится, эффекта.
Эльф перешёл на шаг, тщательно всматриваясь в окружающее пространство, приблизился к своему проводнику и, скрестив руки на груди, заглянул в сияющее, аки начищенный медный таз, лицо.
Несмотря на укоризненный взгляд, ему прилетело: «Видел, а?»
К счастью, нет, – отозвался Даэль, ухватил протянутую руку и одним движением вернул девчонке вертикальное положение.
На сомнительной рациональности затею курьерки Даэль открыл было рот, чтобы отчитать наконец будущее блюдо ненаречённых, но был бесцеремонно остановлен жестом, и отчего-то этому самому жесту повиновался. Левое ухо нервно дрогнуло, губы зазмеились в недовольной, опасной по своей сути улыбке – все послушники знали: коли нечто подобное исказило распрекрасный лик мессии, беги без оглядки и пару-тройку недель на глаза предвестнику не попадайся. А если рожа у тебя запоминающаяся – то пару-тройку месяцев. И то, правда, не всегда спасало.
Однако, следует признать, это было любопытно: лютопёс с ними, с ушами, о них она вполне могла денно и нощно мечтать, и потому реализовать свои желания без труда, но – рога! Девица ловко управилась с выращиванием ветвистых образований на голове, и выглядели они вполне убедительно и даже… эм, красиво. Талант к иллюзорной магии налицо. Но не эта мысль заняла голову Даэля.
А что если попробовать прикинуться местными? Само собой разумеется, дело не в облике как таковом, но что если суметь убедить себя (а далее и духов) в том, что сама их суть родственна Бездне? Даэлю-то, поди, вообще это проблем особых составить не должно. А полукровное недоразумение по своей сути простое, как корабельная доска, и вполне вероятно, эта простота вкупе с увлечённостью – ох, а девчонка просто в восторге от происходящего, вон уже, хохоча, потянула своего спутника любоваться на отражение – так вот, эти два качества вполне могли сложиться в нужные компоненты для провальной на первый взгляд и гениальной на второй затеи.
Перехитрить демонов – а!
Гм, – многозначительно хмыкнул Даэль, и руки его каким-то чудесным образом оказались на талии курьерки. Прижав девушку к себе и заглянув ей в глаза, рогатый изобразил самую обаятельную из своих улыбок. – Во-первых, мисс Йорэнн, куда меня вести, должно быть известно вам, и я на это, прямо скажем, очень рассчитываю. Во-вторых, хотя в нашей ситуации, скорее, во-первых, идти в том виде, в котором мы существуем, не годится – потому что вы своими выкрутасами, птица моя, оповестили уже всю Бездну о нашем присутствии, и теперь, смею заверить, как минимум четверть её населения поспешит ощипать ваши прелестные пёрышки. Посему – нам требуется маскировка.
Тонкие, мерцающие голубоватым серебром узоры, подобно стеблям вьюна, поползли по коже Даэля. Глаза потемнели, заполнились чёрной тенью, и вскоре вовсе растворились, обращаясь сгустившейся под веками тьмой. Белое шёлковое мужское платье, что укрывало его тело до того момента, соскользнуло с плеч, уже испещрённых теми же символами, что лицо, оголило изукрашенную вязью грудь, и осталась только длинная, до самой земли, прямая юбка, да обвил эльфийские бёдра широкий тканый кушак, багряный, точно свежая кровь, украшенный золотыми цепочками с нанизанными на них продырявленными литами.
Мортис улыбнулся Малке – и стало видно, что зубы у него острые и длинные, загнутые назад.
Этот образ эльф позаимствовал из детства. Он был не выше материного пояса, когда они, держась за руки, бродили по рынку под палящим солнцем, и мать придирчиво выбирала зелень для обеденного блюда. Мальчонка посмотрел куда-то в сторону и – увидел его. Он говорил с лавочником, но тот, казалось, не замечал странного вида собеседника. И тогда это существо повернуло голову и воззрилось на мальчишку… нет, этот образ Даэль не забудет никогда! В следующий момент мать дёрнула его за руку: «Куда ты уставился? Идём же!» – а когда он вновь обернулся на пугающее создание, оказалось, что это обычный человек, к тому же вовсе чужим чадом не заинтересованный. Напекло голову, сказала мать дома. Но с тех самых пор голову отпрыску стало напекать в любую погоду, особенно часто – в бурю и шторм.
Ну, невестушка, – скалясь в улыбке, произнёс Даэль, – принаряжайся, нам предстоит славный медовый месяц!

+1

5

Улыбка гончей как-то быстро угасла, - не то не нашла ответной радости происходящему в эльфовой неоднозначной гримасе, не то вдруг осознала, где находится и что творит, - и Мила даже забыла расстроиться тому, что рогатый её мастерского превращения не лицезрел. А чужим рукам на своей талии курьерка и вовсе захмурилась - вишь, какой скорый! - и заупиралась, но уши и щёки у ней - от привычки ли или от особенного смущения - вспыхнули.

- Ну-ну! - девица, прогибаясь назад, по возможности восстановила расстояние между их носами. - Ты это… без того, ага?

Впрочем, возмущение её быстро сменилось непониманием и заведомым чувством стыда: и вправду, зря она в таком месте разоралась… Но, в конце концов, не он ли, этот рогатый и странный, обещался от всех напастей её беречь? Да и про осторожничанье ничего сказано не было - так что не её это, Малки, вина, ежели накликалась беда на их дурные головы; высказать она этого не успела - востроухий стал менять испостась, и она, завороженная и позабывшая об своём негодовании, следила взглядом вязь узора, не тушуясь особенно от привычного вида обнажённого мужского торса, но вздрогнула, чертыхнувшись, когда подняла взор и не увидела Даэлевых глаз - ровно самая ночь глядела, и не понять, видит али нет, как и с какими мыслями смотрит сейчас на неё.

- Ну ты и страхоё… - начала было белопёрая, вывернувшись из эльфовых объятий, но тут Даэль заулыбался, и голос у ней куда-то пропал - да и страхово ей было всякие прямолинейные откровенности в такое лицо говорить. - Тьфу, медовый месяц… Ты б себя видел.

Но она послушалась без единого слова протеста - уже принимала эльфа за старшего и знающего больше; Малка отступила на несколько шагов назад, постояла, не шевелясь, - всегда застывала, когда задумывалась - и начала колдовство.

В молоко полуэльфьей кожи влилась не то ночь, не то море, и её лицо, тело, скрытое до поры под одеждой, приняли мертвенный, с едва заметным отливом в синеву оттенок, и только руки ниже локтей и лодыжки со стопами были тёмными, точно испачканными в саже, и редкими белыми полосами легла краска на её тело; приметные на бледной коже шрамы, памятью давней драки пропоровшие скулу, стянулись, срослись, и серебряные девичьи очи сменились глазами зверьми: радужка, отблёскивая волчьим золотом, расползлась на всё бельмо, окольцевалась тёмной каймой, и самые глаза стали точно бы больше, пролегла чёрная тень вокруг их, точно сурьмой подвели - сущий омут. Волосы её, дотоле тёмно-каштановые, потускнели, ушли не то в седину, не то в пепел, и венок тёмной лозы с редкими острыми листьями лёг на девичью голову. Зубы она заострила на Даэлев манер, только были её клыки короче, мельче, уши укоротила до их обыкновенной длины, и приступила к одежде; думала долго, а на пальцах меж тем засеребрились кольца, оплели запястья браслеты с нитями, высверкнули серебром и серьги в заострённых ушах. Гончая действовала медленно, неспешно, придирчиво выбирая свой наряд - опустивши глаза, сосредоточенная и внимательная: вот истлела на ней чёрная рубаха, обнажая высокий корсет, вот, в замену ему, опоясала грудь тугая перевязь, вот лёг на плечи не то длинный шаперон без капюшона, не то короткое, до пупа, пончо в цвет эльфова кушака, с несколькими серебряными же крупными кольцами, продетыми через материю у подола. Она стояла уже босая, в плотной, свободной кожаной юбке до икр с высоким, до самого пояса разрезом, с совсем короткими, до середины бедра шароварами чёрной ткани под ней и с обмотанной вокруг крепких бёдер грубой материей, рвано спадающей ниже, с несколькими поясами. Осматривая себя в зеркале озёрной воды, Малка казалась довольной, но чего-то ещё искала, и, наконец, выдумала себе каких-то простых амулетов на шею да рога, только совсем небольшие, едва загнутые назад, фавновые, правый - повязанный красной шерстяной нитью.

Действовала Йор скорей наугад, ткала облик по неясным материным описаниям прибожков, духов детей, умерших до ритуала Рассвета в храме Солнца, да по собственным догадкам и в попытке как-то соответствовать своему названному жениху - и вышло оно как должно - дико, по-иномирному, с примесью ночных кошмаров и магии.

- Что, годится тебе такая в жёны? - слабо улыбнулась она, ещё неуверенная в новом облике и думающая о другом. Гончая косила куда-то в сторону и точно прислушивалась, принюхивалась к безветрию и туману, и снова чуяла странное, сжимающее сердце томление: чего-то ей хотелось, к кому-то тянуло, и подумала она сперва об нём, потому что всегда её так мучило, когда слышала она знакомый голос; но им оно быть не могло, и будто бы уже виден ею был тот, кто ждал сотней голосов и молчал так истово, и почти помнила слова - но не могла увидеть и не могла вспомнить. "Когда?" - звала она, поверху поводя головой, будто и вправду чая услышать след, и молчала вода, и дышал мрак, а она, Малка - она слышала долгие, как змеиное тело, годы и видела безвременье злых глаз. - Иди, - эхом повторила девица его призыв, и пошла берегом и дальше в лес, чуя впереди гибкоспиные изгибы рек, ступая по снегу мёртвой травы - беспокойная, внюхивающаяся с темноту, с тревожным золотом глаз.

Туман стлался у их ног и обманывал взор, а она шла, с своим золотом глаз и с своими крепкими бёдрами в разрезе юбки, с рогами и короной из листьев, и странной ей казалась её походка, и странным казалось, что она идёт без дороги и без знания того, к чему она идёт, и всё ей казалось, что она ошибается, и страшно ей это было - ошибиться и никогда не прийти.

прибожек на всякий; самая основа

https://pp.userapi.com/c624719/v624719025/38fa9/FYvHO3StTWY.jpg
http://www.bestiary.us/files/images/bozatka-ca-wiedzmin3.preview.jpg

примерный крой одёжи; ткань на плечах длинней

https://pp.userapi.com/c837234/v837234618/42b8/CmdHBcaLyLc.jpg

+2

6

То, что таилось в глубине своего схожего с омутом сознания этой чудаковатой, нелепой порой девчонки с манерами матёрого воробья, ветерана воробьиных склок за место под солнцем и крошку хлеба, настолько понравилось Даэлю, что он поймал себя на желании обучить её колдовству Иллюзии. Сколько бездарностей, словно стеклом по стеклу, скрежещут по мортисовскому чувству прекрасного своими нелепыми поделками, которые они, эти куски бесталанности, гордо величают иллюзиями. А сколько признанных мастеров за отточенной техникой исполнения не имеют ни идей, ни эмоций, ни малейшего намёка на искреннее ощущение жизни… У этой девочки была своя, особая, неосознаваемая пока жилка, благодаря которой, доберись Малка до вершины мастерства, она могла бы творить шедевры, сводящие с ума или исцеляющие души, разрушающие хрупкие миры комфортных личностей и рождая новые, свободные от оков смертности и социальности – о, Малка могла бы стать той, кем мог бы быть Даэль, не мни он себя выше бренного мира, найди он в себе интерес к тем, кто окружал его, к их играм в жизнь и свободу воли. Не предпочти он Бездну реалиям бытия.
– Де-эвочка моя-а, – пропело то, что теоретически было эльфом, обходя свою спутницу. – Да ты просто восхитительна! От такой жены любой разумный смертный будет упорно сверкать пятками, но – только не твой покорный слуга! Годится, – заключил он, расплываясь в довольной улыбке, которая в новом облике вспорола его лицо до самых ушей… которые, к слову, отсутствовали. – Годится, душа моя, – повторил он, едва не мурлыча.
Краем глаза он зацепился за водную гладь и наконец решил поглядеть на себя: то, что предстало перед ним, действительно как две капли походило на духа из детства, только вот рога были излишеством. Совсем позабыл, укорил себя Даэль.
Перфекционизм – он и в Бездне перфекционизм. Мортису стоило бы основать новую магическую школу, базирующуюся на переплетении иллюзий, начертания, упорства быкача и параноидальности солнценосца.
Однако когда эльф попытался рога убрать – ничего не вышло. Они не втягивались, не отваливались, не истаивали, не испарялись – ничего такого, что можно было бы назвать достижением намеченной цели. Более того, Даэль заметил, что здесь, в Бездне, они стали куда массивнее, но и с этим явлением он сделать также ничего не смог.
Обернувшись на Малку, он уже собирался было попросить пару-тройку условных часов на изучение вопроса, но столкнулся с чужим «иди», произнесённым девичьими губами, и тут же покорно, незамедлительно поднялся и последовал за гончей. 
Она ступала, как заворожённая, и он шёл за ней след в след, и чувствовал со всех сторон внимание иного мира: холодное, мертвенное любопытство; спокойное, бесстрастное стремление очистить ткань эфира от присутствия чужеродных материй; беззаботное, безразличное существование вне времени и пространства – и всепоглощающее, окутывающее этот крошечный клочок осознанности святое, абсолютное ничто. Пустота. Бездна. Лишающее всё смысла.
– Ты… слышишь его? – вкрадчиво спросил Мортис.
От осознания того, о ком он только что упомянул, нечто, что заменяло в этом мире сердце, сжалось, и колкое, бесконечно приятное чувство тревоги поползло по эльфийскому существу, смешиваясь с обжигающим пламенем восторга.
И тут же сгусток тумана, до того момента тихо себе колыхавшийся на одной из белёсых ветвей, в мгновение ока сгустился и обратился гигантской, чудовищной не то совой, не то кошкой; демон впился взглядом искрасна-рыжих глаз в рогатого, испещрённого рунной вязью фальшивого духа. Даэль собрал волю в кулак и, ответив беспристрастным взглядом сгустков пустоты, поплыл дальше за проводником.
– Не паникуй, – процедил эльф, не раскрывая рта. – Не смотри туда.

+1


Вы здесь » Легенды Хивера » Личные встречи » Двадцать тысяч льё под Бездной>>Малка|Даэль Мортис