В верх страницы

В низ страницы

Легенды Хивера

Объявление

Игрок форума

ГРИНВОН ПЛОК

Дракон | 315л.

Директор Академии Магии до 321 г оЗ.

Значимая личность Хивера, маг и ученый. Оснаватель Академии Магии для драконов. В 321 г оЗ. осужден за использование Темной Магии.

Игрок форума

ЭМЕРАЛД

Дракон | 150

Хранитель кристалла

Эм никогда не задумывался какое дело ему можно взять, возможно мастерскую кристаллов? В мечтах иногда видит себя где-то подальше от населенный пунктов людей, в хорошей семье, неподалеку от населения драконов, но почему-то не на Дэлиане.

Игрок форума

АРИНОКО

Дракон | 89

Прожить день и лечь спать не на голодный желудок - уже хорошее достижение, а если еще и не валишься с ног от усталости - вообще шикарно. Помимо обычного выживания постоянно ищет того, кто мог бы позаботиться о юном драконенке

Игрок форума

БУРАН

Дракон | 385

Можно описать одним словом — статуя. Никаких лишних движений, никакой мимики. Единственное, что бросается в глаза, — дыхание. Движения неторопливые и расчетливые, спокоен и вежлив в общении. Мечтает вернуться домой

Игрок форума

СТИГ

Дракон | 200

Стиг крайне нервный и раздражительный дракон - ее может вывести из себя любая мелочь, громкий звук, неуважительный тон. Эта нездоровая черта выражается в мгновенных вспышках разрушительной ярости - буквально за секунду Стиг может впасть в состояние аффекта.

Игрок форума

МОРРИН ОРМОР

Миерец | 57

Авантюрист

Как бы странно это не звучало, но Ормор противник убийств и вообще любых нарушающих закон деяний. Если нужно чего-то добиться, он добьётся этого ловко и не очень честно, но, не нарушая закон.

Игрок форума

ЭЛЕОНОРА НИС

человек | 27

Инквизитор

Железная леди, ей всё по зубам! Она мечтает вступить в Орден Солнца, чтобы сама Тьма её боялась. Нужно очень постараться, чтобы заслужить её доверие.

Игрок форума

ФЕЙТ

дракон | 280

Мастер-мутатор

Некоторые маги, учёные и естествоиспытатели могли иметь с ним дела и знают как достойного коллегу: кто-то как дракона, кто-то как человека. То, что известно Семье, остаётся в Семье.

Игрок форума

АЛЬТАИР БУРЕВЕСТНИК

дракон | 478

Орден Солнца (магистр)

За долгие годы Таир понял одну вещь – от жизни, каждого мгновения, события, слова нужно получать максимальное удовольствие. И «хочу» - уже достаточное основание что-либо сделать.

Игрок форума

ЛИСИЧКА

эльф | 50

ювелир

Кузнец (хотя больше прельщает ювелирное дело) в небольшой деревеньке где-то в глуши, куда нормальный человек вряд ли зайдет по чистой случайности. Прозвали Лисичкой за рыжий цвет волос хитрые глаза.

Игрок форума

МИРАТА МУТ

Человек | 29

торговец

В торговческой среде известна под именем ЭмЭм, друзья предпочитают называть Ми. В среде торговцев её считают странноватой – она не любит кричать, размахивать руками, не шумная, неохотно торгуется.

Игрок форума

МАЛКА

Человек | 21

курьерская доставка

Мила, ещё юная и ума-разума не набравшаяся, ищет своё место, свою цель; хочет податься в наёмники и оставить службу гонцом.

Игрок форума

ДАЭЛЕН АНТАРЕС

Человек | 24

странствующий целитель

Большинство знают как добродушную путешественницу. Родственники и знакомые как путешествующую аристократку и целительницу.

Игрок форума

МЕЛИАНИ РЕД

Человек | 26

кастигатор Ордена Солнца

В этом мире хочет уничтожить вражду между расами, добиться любви и гармонии. Постараться уменьшить влияние тьмы, а в глобальном формате всей своей жизни хочет приблизиться к истине в любом её понимании

Игрок форума

ХАССАРИАН

Дракон | 200

Глава Факультета Магии Сознания

На фоне всего Хассариан выделяет одну мечту. Даже не мечту, а цель. Цель - узнать, что находиться за пределами острова. Как туда попасть? Почему от туда практически нет вестей? Это главный вопрос, которым он задается и на который пытается дать сам себе ответ.

Игрок форума

ВИСКУЛЛ

Человек | 24

Чаррир/наемник

Ви хочет зайти дальше, забраться выше, заполучить больше. Самое главное не стоять на месте. Вискулл обладает редкой мутацией, большинство школ магии не действуют на него, однако из-за этого он сам не может владеть магией. Среди магов ходит слух об убийце магов.

Игрок форума

КАЙРОН ФОРД

человек | 20

охотник

Мечтает отправится на поиски приключений. Хочет путешествовать по Хиверу, так как всю жизнь далеко от деревни не отходил. Хочет найти лучших друзей, и всей компанией отправиться в дорогу.

Игрок форума

КАССАНДРА ВАЙ'АТ

дракон | 280

шпионка Чаррира

Кэссия "человек" слова, сказано - сделано. Самое великое, чего Кэссия желала - это повидать как можно больше, а душа ее стремится к чистому горному воздуху, свободе и любви. Драконица обладает ядовитым укусом, её яд действует на нервную систему и мозг, быстро проникая в ткани и вызывая паралич.

Игрок форума

ТРЕЙД

человек | 18

Мечтает заставить отца признать его. В Столице магов известен под прозвищем «Кошмар семьи Албермарлов», непредсказуемый, а потому опасный маг огня.

Игрок форума

РИРА КЛИХХ

миерка | 37

почтпункт Стрижи (курьер)

В свои 37 Рира Клихх стала довольно знаменита среди почтовиков, с усердием выполняя каждое порученое ей задание, отдавая всю себя работе, путешествуя практически по всему северу Хивера. Ее знакомые описывают Малышку Ри как яркую, бойкую, жизнерадостную и несколько болтливую особу.

Игрок форума

ИНДИГО

дракон | 237

алхимик/телохранитель

Когда-то был на вооружении Семьи из числа жнецов. Айрес (сестра), Бист (младший брат) - когда-то составляли с виверном группу шпионов/убийц/коллекторов. Ныне - странствующий алхимик со своими безумными идеями и планами. Подрабатывает тем, что делает элитные яды.

Игрок форума

ТСАЯДХИ РАСИРР

миерка | 57

подмастерье портного

Для всех она — дальняя родственница четы Кайим. Лишь сами супруги знают правду о ней, что она попала на Хивер с родины миерцев, которые называют себя сшаев.

Игрок форума

РАЯН

дракон | 213

наемник

Знают как наемника, работающего за бронзу, а также дракона, имеющего странные проблемы с памятью. Страдает визуальной амнезией, то есть не способен запомнить внешний вид некоторых вещей, а также персон и местностей. Он может прекрасно помнить имя, биографию, голос, запах, но не помнить его внешности

Игрок форума

ДАЭЛЬ МОРТИС

эльф | 40

культ Иллидия

Тёмным сектантам и Семье известен как один из лидеров культа Иллидия, мессия и предвестник Пустоты. В остальном мире – пока неизвестен. Мечта всей жизни – повергнуть мир в хаос и сделать подобным Бездне – изменчивым и непредсказуемым, а оттого чертовски интересным и полным самых невероятных возможностей.

Игрок форума

НОРТ

Небесный дракон | 150

Циркач-иллюзионист в небольшой странствующей труппе "Игнис Фатуй"

Едва ли кто-то слышал о нем что-то стоящее. Возможно видели на цирковых выступлениях. Некоторые могут помнить существовавшую двадцать лет назад на слуху преступную семью, признанную умершей легендой.

Игрок форума

ИДРИС МУН

Небесный дракон | 178

Разведка Семьи

Простой эльф-курьер и охотник. Для Семьи – пешка в большой игре. Для родителей - непутевая дочь, которая странствует по землям Хивера.

Игрок форума

МЭРИ ЯР ХАН

Пустынный-пепельный дракон | 293

Воевода одного из отрядов Ордена Солнца

Бывший наемник, ныне пользующийся уважением воевода Ордена Солнца. Взгляды несколько вольные, но адекватные, а потому фанатиком не слывет. Несколько тонн доброты и спокойствия.

Игрок форума

НИМУЭ ВАЛОР

Человек | 38

Вольная наёмница / Профессиональный вор

Известна в узких кругах как профессиональный вор и мастер своего дела. О её проклятии не знает никто, помимо родного дяди – Сигрида

Игрок форума

ХЕЛЬ

Радужный горный дракон | 20

Правая рука главаря отряда гильдии воров Корфус.

Правая рука «Корфуса» и зам Шема. Может достать что угодно, дайте только время. Ходят мутные слухи, которые пытаются объяснить их с Шемом отношения. Разбирается в артефактах, имеет много связей среди скупщиков или торговцев артефактами.

Игрок форума

СЭ'ШЕМИР

Шэран | 51

Глава отряда гильдии воров Корфус

Ивестен как владелец алхимической лавки и по совместительству магазина редкостей "Алая и Белая роза". В Гильдии воров имеет противоречивую репутацию. Так же известен как глава организации Корфус.

Игрок форума

ЭЛЛЕНИЭЛЬ ДАЭРОН

Эльф | 20

Рабыня

Практически ничего неизвестно о ней. Даже настоящее имя. Рабыня она и есть рабыня, без прав, чувств и желаний.

Игрок форума

ТАЛИЯ

Человек | 33

Некромант

Маленькому кругу лиц и коллегам-некромантам, с которыми старается поддерживать связь известна, как мастерица своего дела, и достаточно увлечённая учёная женщина.

Игрок форума

ШЕРЕДДИН'ВЭЛРАЭН

Эльф | 89

Наемный убийца и Телохранитель

Широко известный в узких кругах наёмник специфического профиля: он помогает тёмным магам избавиться от проблем (и друг от друга) не своими руками и не рискуя быть пойманными с поличным, либо отваживает от них интерес, концентрируя его на своей неприятной роже в путешествиях.

Игрок форума

СОРА РУНАКО

Миерец | 17

Серый Соловей, Странствующий Бард

Его объявления часто мелькают на досках тут то там - пока что в основном в пределах Ариндианского королевства, хотя порой они каким-то чудом оказываются и в других, более далеких городах.

Игрок форума

СОЛ'ГЛАД

Ушебти | 141

Ожившее умертвие

Явно не связан с Иллидием, но все равно дает поводы опасаться его. Рвется пополнить ряды Ордена Солнца.

Игрок форума

ЭЛЛАНДРИЭЛЬ ДАЙН

Человек | 17

стажер Инквизиции

Мало кто из взрослых воспринимает его будущим инквизитором - слишком уж он непоседлив, а его увлечение природой и возня с животными не способствуют статусу жесткого и беспринципного воителя. Тем не менее, вступительные экзамены были пройдены, и в случае успешной стажировки Эл наконец осуществит свою мечту, став настоящим Инквизитором.

Игрок форума

ХЕЙСЭ'ФАРХАРАТ ТАС ХАСС

Дракон | 227

Некромант

Простые крестьяне могут знать как мелкого землевладельца и дворянина, более продвинутые существа — как охотника на нежить. И лишь некоторые догадываются что он весьма серьезный некромант.

Игрок форума

СААР КАДИ

Варвар | 38

Немезист Ордена Солнца

Доблестный немезист со странным прошлым. Её лук натянет не каждый мужчина, а удар секирой запросто отправит к праотцам. Готова подставить плечо товарищу и встать на защиту слабого. На неё можно положиться, но держите дистанцию, если вы эльф, и вовсе не суйтесь – если цетакинец.


~ Приветствуем, гость! ~

Спасибо что заглянули к нам на ролевую. Мы всегда рады гостям и новым игрокам. Наша команда очень дружелюбная и мы готовы помогать игрокам с написанием анкеты и с игрой в целом. Каждый день мы стараемся для вас!
администратор: Эмералд
НОВОСТИ ФОРУМА:

Всем хорошей осени!

В октябре одержал победу Орден Щита!


Неизвестный

Неизвестный

Неизвестный

Неизвестный


~ Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPPalantir ~

+ Судьба Академии Магии

случайные|политики


В зале заседаний собралось очень много народа, чтобы решить что же делать с Академией Магии для драконов. Репутация драконов и без этого не на высоте, несмотря на то, что в состав Совета Магов входит один представитель из расы драконов.

• Трагедия в праздник Шана-Шана

инквизиция, солнценосцы, наемники


Когда инквизиция прибыла на место, в деревне уже тлели угли от зданий. Деревня почти полностью была сожжена, но самое страшное впереди. На площади, по кругу, лежали сожженные трупы. Было тяжело поверить в происходящее, в то, что эти существа самостоятельно легли по кругу.

Оформляется

пока никто не требуется


заказ не готов

ВНЕСИ ВКЛАД В СВОЙ ОРДЕН
ИГРА О МИРЕ ХИВЕРА ТЕХНИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ
АКЦИИ СЦЕНАРИЙ ГОСТЕВАЯ
ПОИСК СОИГРОКА УСТРОЙСТВО ХОЧУ К ВАМ
КВЕСТОВАЯ ХРОНОЛОГИЯ КАРТА ХИВЕРА ПРАВИЛА
БРОСОК КУБИКА РАСЫ ОТСУТСТВИЕ И УХОД
СПИСОК ЖИТЕЛЕЙ ФРАКЦИИ, ГИЛЬДИИ, КЛАНЫ ПОМОЩЬ С АВАТАРАМИ
СПИСОК ПРОФЕССИЙ ОФОРМЛЕНИЕ КВЕСТА
МАГИЯ
РЕЛИГИИ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Хивера » Личные встречи » Лекарство ль от хандры?


Лекарство ль от хандры?

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s4.uploads.ru/8Bz7f.png   Лекарство ли от хандры?   http://s4.uploads.ru/XohSV.png
Дата: 12 день месяца Голодных Ветров, 316 год
Место: Арртетум, бордель
Участники: Шереддин, Шанна
Предисловие: Секс – это не только иногда приятный, а иногда болезненный способ размножения, секс – универсальное средство решения самых разнообразных человеческих проблем, кроме букетов, которые он дарит, конечно. У Дина была проблема – он всё продолжал выпадать из жизни, не в силах прогнать пустоту внутри. У хозяйки Шанны была проблема: девочка уже почти созрела, но и на чудовище её сажать страшно, и в работу уже отправить хочется. У Шанны была проблема: ей тринадцать лет, она буквально в жизни не видела ни мужчины, ни сородича, ни себя самой в зеркале, и её не спрашивали, просто пихнув в руки незнакомцу со скидкой за ночь.

Отредактировано Шереддин (2018-01-19 18:02:06)

0

2

Мир казался серым даже в румяный золотистый закат. Пусть даже зимний. Высыпавший после полудня белый порошок из куцых льдинок и снежинок весело блестел и налипал на подошвы изрядно поношенных сапог, прежде чем истаять в прозрачные капли, и всё ещё падал с перистых облаков над Арртетумом, приземляясь редкими иглами об обветренное лицо и неделю немытые патлы, редкие вылинявшие ресницы и усталые веки. Наёмник резким стремительным шагом преодолевал разбредающееся к раннему вечеру человеческое море, лишь бы не останавливаться, не терять темп и не теряться самому.
Он устал, замёрз в слишком тонком плаще – не подготовился к зиме – и просто мечтал о тёплой постели и хорошем отдыхе. Состояние было абсолютно опустошённое.
На миг он заприметил на углу отдалённо знакомый зачарованный фонарь: в кованной решётке за стёклами танцевали друг с другом два красных не то языка пламени, не то голые стройные игривые девицы с оранжево-жёлтыми шевелюрами вразлёт. На миг пойти и спустить часть последнего гонорара не на атаку выпивкой по печени, а на хорошенькую шлюху – это был хороший бордель, Шереддин это помнил – показалось хорошей идеей. Он вошёл со свежего холода улицы в душноватый, пахнущий тёплой припудренной кожей, пропитавшимися крепким духом всех аспектов кутежа занавесями и обивками, фруктами и цветами мир. Час был ещё не поздний, поэтому основной контингент либо уже закончил изменять своим супругам под предлогом дня в работе, либо ещё не начал. Наёмники с большака заходили сюда редкие. Во-первых, не пускали, во-вторых – дорого. Но Дин особо не стеснялся. Стоило ему стянуть с носа и подбородка поднятый шарф, уже подоспевшая к нему лично маман вытянулась лицом. Он тоже её смутно помнил, когда она ещё не была маман. Имени не помнил и едва ли знал. Но хорошие ночи – а таких было на порядки меньше с тех пор, как он ушёл из родного и обрыдлого леса – оставляли привкус надолго, и то была одна из них.
Господин имеет предпочтения? Наши девочки играют, танцуют и поют, все чистые, на любой вкус. У нас даже есть особо изысканные диковинки для особых предпочтений.
Дин не интересовался членодевками и шестипалыми. Он просто предпочитал женщин в теле. Отчасти именно из-за того, что на родине фигуристые были диковинкой, а, может, оттого, что в нём, в отличие от большинства эльфов, не умерли ещё инстинкты размножаться с подходящими самками. Просто проявлялся не в навязчивом желании натрахать как кролик в каждом городе по три бастарда, пока не умер, а в подсознательном выборе. И с возрастом ему всё больше нравились мягкие зрелые женщины. Но сказать об этом? Пф. Он зашёл сюда без определённой цели и зуда в унынии и хандре.
Удиви меня, – хрипло произнёс наёмник, стягивая с плеч плащ.
Женщина посмотрела на него долгим знающим взглядом с какой-то не такой поволокой, и он уже тогда догадался, что отказ выбирать – это очень плохой выбор. Она показала рукой жест и удалилась за пышные портьеры, отделявшие вход от лестницы и основного зала.
Ты сегодня, Шанна, вечером не поёшь, – услышал эльф.

+1

3

В неизменной тьме, что окутывала ее с самых первых дней время имело свой особенный бег. К нему нельзя было притронуться рукой, или прикоснуться как к мысли, и от того оно оставалось самым сложным для понимания из того что существовало в её небольшом, уютном, ограниченном витой изгородью мирке. Многое в этом мирке имело отличное от восприятия зрячих свойство, как время без теней, песчинок или стрелок часов, как граница дня лишенная рассветов и закатов. В тёплые времена Шанна отличала начало следующего дня по разнице температур, по запаху цветов и трав под окном, и суетливым переговорам названными пташками маленьких существ, что имели под каждое время отличные, пусть и не понятные ей темы для беседы. Но с наступлением холодов природа засыпала, пташки улетали и лишь окружающие ее голоса подсказывали сколь близок к завершению очередной день.
"Сегодня" отличалось некоторыми событиями от "вчера". Было средь них любопытное многоголосье из-за ограды, в коем голоса неизвестных ей людей выясняли непонятные ей вещи, пересекаясь, наслаиваясь, меряясь силой. Кто-то что-то кому-то был должен, и Шанна в наивности своей в мыслях поддержала того кто пришёл испросить, ведь долги должны быть отданы, как дела должны быть завершены. Шанна немало раздумывала об этом, припоминая услышанные слова, пока одна из девушек не посетила ее покои, принеся с собой многострунную лютню. Шанне нравился звук этого инструмента, но самой ей его трогать пока не разрешали. "Не порть кожу на пальчиках, пусть играют другие" говорила ей матушка, и она как обычно не решалась оспорить ее указ. Поэтому она всегда радовалась таким моментам, ведь уроки музыки привносили в ее пустоту собственную красоту. Увы, на этот раз урок был прерван.
- Ты сегодня, Шанна, вечером не поёшь, - донеслось с порога и девчонке подумалось, о том как странно прозвучали эти слова, словно одни заменили другими прямо в недосказанной фразе. Быть может она что-то сделала не так, коль ее лишают этой радости? Шанна почти успела расстроиться перебирая в мыслях все возможные причины, но уловила то чего не было прежде.  Иль случилось что-то, отчего чувствуется за словами матушки хорошо скрываемое беспокойство? Голос матушки зазвучал снова и успокоив на миг и смешав ее чувства ещё сильнее:
- У тебя гость, дорогая, - тот самый гость. Звучание этого слова спутать было невозможно, отчего следующий вдох эльфийки, казалось, где-то потерялся. О том что день такой придет беседы ранее уж велись, но все о грядущем, что казалось порой уж и совсем не наступит. Милая глупенькая девчонка ждущая особенного дня. Ведь ей так хотелось делать для матушки больше, выражая благодарность за все то что она ей давала. "Не волнуйся, все будет хорошо" шепнула на ушко эльфки более опытная прелестница, нежно коснувшись подрагивающей руки. И выждав миг, пока Шанна поверит в то достаточно, чтобы перестал столь взволнованно метаться ее взгляд, выпорхнула  через заднюю дверь следуя безмолвному приказу хозяйки. А Шанна меж тем нащупала на столе шелковую ленту, да едва успела ту в кулачке сжать, как раздались шаги коих прежде ей слышать не доводилось.
- Скажите ей что-нибудь, чтобы она знала где Вы, - дала матушка гостю совет, и удалилась не оставив времени на вопросы. Быть может нынче она и совершает ошибку, но видит Солнце, ничто материальное так не удивляет разумных, как то что они находят в себе.
Помещение в которое хозяйка пригласила наёмника располагалось на первом этаже, скрываясь за резной дверью с стороне от лестницы, и представляло из себя просторную комнату с широким выходящим на цветник окном. Здесь царило то ощущение обжитого уюта, что присуще лишь домам за многие годы не менявшим владельцев. Кровать с балдахином из тонкой тюли, книга с тесненной обложкой на столике с витыми ножками, легкий цветочный аромат с травяными нотками - все здесь несло в себе частичку образа живущей в этой комнате девы. Сама же девчонка, облаченная в лёгкое светлое платье, встречала гостя, стоя в нескольких шагах от входа едва скрывая волнение, что вновь ее охватило.

+1

4

Таких, как Дин, удивить по-настоящему сложно. Но можно. И маман это, определённо, удалось. Когда его подвели почти за руку к дверному проёму, он уже подозревал, что за язык его словили крепко, но предпочёл не возмущаться прежде времени. Девка была не похожа ни на что, что он когда-либо встречал в борделях. Наоборот, несмотря на фон из холодного зимнего сумеречного света из окна, она напоминала о зелени и лете когда-то очень и очень давно. И при этом – была слепа.
Удивили отлично. Если бы мужчина меньше верил своей памяти и глазам, что зашёл в дорогой бордель, он бы подумал, что пришёл в гости куда-то поприличнее.
Ей сколько лет вообще? – спросил бы Шереддин маман, перехватив за локоть её сам, но та предусмотрительно удалилась, чтобы не дать ходу усложняющим сделку разговорам.
Эльфийки многие лет до сорока выглядят как девочки. Но эта выглядела девочкой больше обычного. И была, судя по всему, слепа.
Дин ничего не сказал, только усмехнулся. Несмотря на множество разнообразных личностных недостатков, хищником такого толка убийца не был от слова совсем. Его не возбуждала на подвиги беззащитность, страх, разница в росте, весе, возрасте, силе. Никак. Он не был и из тех, кто любил уже выложенные на тарелку блюда или слишком хорошо завёрнутые подарки. Настроение, то самое, которое держалось на добром слове, пропало, но теперь ему стало просто любопытно. Бездна знает, он никогда не интересовался спецификой работы других торговцев тела, но кое-что из наблюдений и поверхностного знакомства вынес. У людей нетронутые или совсем юные девицы и их предполагаемая чистота очень ценятся, но обычно когда речь идёт о браке. Непорченная же проститутка – считай, что ещё даже не объезженная лошадь, а какой в брыкливой неопытной молоди толк? На слепой цветочек, наверняка, был бы спрос. Без скидок. Но маман всучила её ему, из всех гостей. Почему? Чтобы, если что, выслужиться перед большим и страшным тельцом телегонии? Последовать стереотипу про подходящие пестики и тычинки? Углядела терпеливого и не слишком занятого зудом в штанах? Это было правдой: он пришёл не за механическим процессом, а просто за отдыхом. Проститутки, вопреки расхожему мифу про фальшивые стоны – зачастую хорошие лекари душ и спасители других от самих себя. Но с годами даже такое замещение хочется всё меньше, а ощущение пустоты и дороги в никуда и – боги и духи! – какой-то даже вины, что живёшь как собака и не умеешь иначе – нарастает. Не от этой ли обрыдлости он уходил из родного края сорок лет назад?
Убийца предпочитал ходить на мысках. Даже когда от него не требовалось тихо подкрасться, стопы сами приподнимались под небольшим углом над землёй, отнимая от неё пятку, пружинили на каждом шаге, а мышцы приходили в состояние привычного напряжения на подъёме и в голенях. Это была простая, немного странная, ведь из-за роста или нехватки стройности эльф никогда не комплексовал, привычка. Тем более что без использования магии убрать слышимость шагов вовсе было очень сложно. Шереддин знал, что девица его слышит, но приближался, скользнув напоследок рукой по двери и скинув рядом плащ, без объявлений.
Волосы цвета солнца, уши длинные, пусть и не самые развесистые из всех. Снятые перчатки легли на тумбу, с которой тянулся хвост шёлковой ленты. Грубые и плотные настолько, что похожие на куски дублёной кожи подушечки пальцев с коротко отрезанными ногтями зачерпнули в эти прямые волосы чуть ниже затылка, прочёсывая между собой, спуская предыдущий узел. Комната пахла так же, как и её обитательница: не вульгарно-мускусно, не отчаянно-сладко, а по-летнему свежо. Как после нескольких дней пути, пусть и по холодным просторам зимнего Хивера, мог пахнуть для слепой сам, Дин предпочитал не думать.
Он изучал молоденькую проститутку не как товар, который клади на подушки и используй по назначению. Она у него в голове как-то совсем не совмещалась с подушками, по крайней мере пока: невидящие глаза, детсковатая фигура, платье без особого клейма поприща. Она была похожа на красиво сделанную из дорогих материалов куклу. Такую даже из дома брать жаль, чтобы ненароком не испортить. Подвигать ручками, подвигать ножками, раздеть и переодеть – не больше.
Глаза наёмника напали на хвост ленты, но руки пока только прочёсывали красивые светлые волосы, ловя ускользающее с нечувствительной кожи, и всё же присутствующее ощущение шёлка.
Слепой и чистой девочке впору быть оракулом, а не шлюхой, – сказал он тихо на родном языке тихим, лишь чуть выше шёпота голосом, совсем близко: дыхание касалось темени пойманной сзади девицы.
Но ты, конечно, никогда не видела – не чуяла запаха Запретного леса, – продолжил уже на общем Шереддин. Пальцы мазнули по ушам Шанны, а потом собранные вместе волосы остались в одной руке, в то время как другой он потянул из её хватки шёлковую ленту, не настойчиво, как будто прося.
И давно ты здесь работаешь?

Отредактировано Шереддин (2018-01-24 15:36:53)

+1

5

Мужчин она в общем зале встречала, но совсем близко к ним подходить ей прежде не разрешалось. Они все были разные, но лишь пищей для фантазий что играла обрывками фактов да словами без образов. Сравнивала их Шанна по голосам, по манере шагать, да со слов иных девиц. Да только где то всё? Стоит у двери ныне гость её первый и молчит. Быть может приветствия от неё ждёт? Она и рада бы, да только не получается чего-то ни словечка вымолвить. Иль может не приглянулась она ему? Так же бывает. Девушек других больше слушай, мол красавица, может просто чувства щадили? И пусть ложь она такую уж инстинктивно бы почуяла, не до здравых ныне размышлений. Вот сейчас как развернётся, как уйдёт, что она потом матушке скажет. Она ей гостя в руки без лишних напутствий отдала, как же можно такое доверие нарушить. Мысли у Шанны метались как бусинки в стакане, что ладонью накрыли да встряхнули изрядно, и где-то в глубине сердечка своего она смелости нашла уже было, чтобы гостю навстречу шаг сделать, да тот сам с места сдвинулся. К ней. И шел так тихо-тихо, словно подкрадывался, чем девчонку изрядно удивил. Зачем ему то? Было в нем что-то смурное, словно тучка по небу пробежала Солнца свет закрывая. Иль то просто холодом повеяло, что с улицы он принёс. Дверь за его спиной прошуршала затворяясь, что-то большое подле неё легло, и едва эльфийка на то отвлеклась, оказался гость совсем рядом. Лег на тумбу очередной предмет одежды, маленький, с рук снятый, видать то что перчатками зовут. Было бы это кого из девиц вещицей уж давно бы в руках оказалась, Шанне же все пощупать надо, а то и к лицу тянуть. Но нервы её все ещё крепко держали, конечности нерешительностью сковав. Гость с ней остался - от того радостно на душе должно стать, а все никак.
В тот лишь миг как гость к волосам прикоснулся, смогла Шанна себя в руки взять, да теперь вертеться уж не дело, коль ему то занятие по душе пришлось. А как же не по душе, если нежно так перебирает, не спеша. Если приблизился так что дыхание слышно? Да только из того что сказал он ей ни слова не понятно, хоть прозвучало приятно и для слуха занятно. Благо вслед за тем словами иные полились - знакомые. Запретный лес, вот же удумал! Не гулять ей по лесам тут его правда, да и было бы иначе все равно, не просто так тот лес запретным, наверное, прозвали. От прикосновения к ушам те мысли, впрочем, улетучились дымком, что только был и оп, одно воспоминание осталось. Лента что в руке была для глаз предназначалась, чтобы видом их гостя не смущать, но коль он ее пожелал как не отдать. Так что едва потянул чуть, девушка пальцы тут же разжала. А мысли отчего-то в голове теперь к его рукам обратились, желанием в свои взять, прикоснуться подольше.
- Сколько себя помню, господин, - вежливо ответила она на вопрос, без малейшего сожаления о том что сказано было. Работа и жизнь для Шанны вещи были близкие. Быть может где и иначе, а она привыкла задачи что ей по силам давали с полной отдачей выполнять. Поэтому и момента того как лента волосы стянет уже с трудом дожидалась, а как случилось то не удержалась, потянулась к стоящему за спиной гостю рукой. Едва коснулась его пальчиками, и не поняв даже что ощутила под ними как одернула чуть виновато. Куда она без разрешения, дурёха.
- Можно..? -спросила исполненным надежды голосом, да осеклась пытаясь тому объяснение получше подобрать. Как объяснить сколь ее к этой живой неизвестности тянет, как хочется каждую черту изучить? Да и нельзя так. Нельзя свои желания наперед нужд гостя ставить. И даже запах странный что гость с собой принёс эльфийку в минуту ту не сильно смущал. Это-то дело поправимое.

Отредактировано Шанна (2018-01-24 18:29:53)

+1

6

Должно быть, долго, – в пустоту сказал эльф. Он ожидал примерно такое. Значит, либо свободная проститутка, работавшая за идею, родила и оставила, чтобы не заботиться, либо не проститутка вовсе. Многие эльфийки вне родных краёв шли по этой тропе не из-за безысходности, а просто из любви к ремеслу. Эта же девица не производила впечатление случайно прижитой полукровки, слишком ярко в ней было – всё – что так явно характеризует их народ. Больше даже, чем в самом Дине, а ведь его предки до Иллидия считались в числе военной аристократии на людской пересчёт и даже состояли в отдалённом родстве с престольными. Но одна баба-полукровка влезла в дедовью чистую семью – и всё. Печать на поколения. Поколение. Детей Шереддин так и не завёл и заведёт уже вряд ли.
Он повертел лентой перед глазами, перед самым носом, прикидывая, на что такая широкая, потом догадался и хмыкнул себе под нос. И, стянув волосы в новый узел, плотный достаточно, чтобы дать прядкам сверху образовать вокруг главной пряди от затылка напуск рассыпного золота, но не тянущий, соскользнул ладонью вниз, ухватив не упавшую ещё прошлую ленту. Он забыл одно: игрался, невольно думая не о похоти, а о семье, он с живой куклой, и та ещё была не настолько вымуштрована, чтобы не двигаться. От её прикосновения он рефлекторно дёрнулся прочь, уводя шероховатую щёку с выпуклым и гладким краем громового цветка.
Он и забыл: слепые видят кожей, и ей интересно хотя бы понимать, кто с ней говорит. Этого он не учёл, а теперь имел повод крепко задуматься, что ему делать с этим подарком на вечер. Если взгляд и невысказанные вопросы про шрам напротив его один раз уже запечённое заклинанием сердце заставлял его подавлять раздражение и дрожь в руках – как ему преодолевать это ползущее, как паук, по телу, изучающее касание. Снимать всё время руки и отказывать во взаимности контакта? Это он уже пробовал. Проблема не уходила. Не то от зла на себя, не то от накатывающего осознания, что всё, что было, было не плохим сном, и в промежутке между тем, как он убил себя рикошетом заклинания об щит и моментом, когда проснулся, ужасно замёрзший, на заброшенной ритуальной поляне, осталось что-то, чего он не может вспомнить никак, помимо жуткого, пьющего всё телесное и духовное тепло, холода. У него сердце переставало биться от таких воспоминаний и касаний.
Он успел перехватить её запястье прежде, чем неуверенный вопрос успел растаять в воздухе. Бережно, но не сказать, чтобы приятно: так держат стрелы, которые смазывают ядом, записки с наводкой, которые жгут, инструменты, которыми высекаются перманентные руны на зачаровываемом посохе – подвижно, но плотно. Теперь ему было видно лицо девочки и расфокусированные глаза. Невидящие, но ясные. И стоило ли завязывать? Цвета родника, бери и пей без страха отравиться.
Зачем тебе? – привычка по-птичьи наклонять голову в разговоре была одним из множества флажков, которыми происхождение из великих эльфийских лесов умудрялось выделять остроухих даже годы спустя, независимо от цвета волос, глаз и длины ушей. Шереддин не дал ей вернуть руку на кромку своей нижней челюсти, щупать шрам, сухие, но явные морщины, тёплые, дряблые и чуть влажные мешки под глазами и тяжёлые тёмные веки. Он переложил ладонь девицы себе на плечо, где под накладкой из замши, слоем простёганного дублета и рубахой скрывалось, но не прощупывалось, ещё больше горячих и яростно розовых по сей день рваных линий. Одна его рука лежала на её голом плече, шелушащейся кромкой на пальце, наверное, царапая никогда не знавшую ни солнечных ожогов, ни порезов кожу. Другая, закончив с помещением ищущей руки в безопасное место, легла на точёный подбородок, заставляя слепую девушку поднять лицо немного вверх. Она теперь могла вдоволь играться с контурами простой, но практичной и изрядно дополненной ремнями и крючками для ножн с метательными ножами, колб с алхимическими бомбами, да кармашками под отбивающую пёсий нюх траву, одежды. Резко и неприятно пахнущей немытым телом, костром и зимним лесом, но хотя бы не дерьмом городских выгребных ям и злачными местами, одежды. А Шереддин всё ещё видел глазами.
Всё же она была милая. Плоская, слишком молодая, ему во внучки или правнучки – легко! – годящаяся, но у неё были чистые глаза, здорового цвета лицо и приятный запах. Большой палец пошуршал по ещё не заострившейся в выразительные уголки высокой скуле и сделал дугу под прядью волос до небольшой, натянутой в сторону кончиков, но такой же мягкой мочки эльфийского уха. И сам подбородок, и убегающая на горло тонкая светлая кожа были гладкими и бархатистыми, ещё не ослабшими и не покрывшимися морщинками, крупными порами или салом от неизбежно неприятного образа жизни. Ещё одно печальное напоминание, что эльфийский род безнадёжно потерян и обречён на вымирание, раз даже слепого ребёнка никто не выловил и не отвёз, назначив хотя бы стирать шерсть в родных землях.
Давай договоримся… Шанна, – убийца всегда был чудовищно молчалив, даже тогда, когда не был убийцей, а всего-лишь жил под густыми кронами родных лесов и осваивал мастерство изготовления самого грозного, как он думал, оружия на свете. Он был нетороплив, молчалив, вдумчив, предпочитал смотреть и слушать. Возможно, лишённую одного из этих двух важнейших путей познания мира девушку это смущало, возможно даже пугало до дрожи. Он сам себя иногда пугал, когда, наконец, изволил выбирать слова, да так, чтобы все они значили что-то не только в его направленных в свои мысли ушах. – Это же твоё настоящее имя, не псевдоним? Господином меня ты не называешь.

+1

7

Гость говорил немного, будто бы не с ней порой, и мыслью потянувшись вслед за словом она не нашла того к чему он обращался в пределах известного ей пространства. Порой ей удавалось уловить отголосок того предмет какой или явленье занимало разум говорящего с ней, но не в этот раз. Ускользала от Шанны и нить его размышлений. Для неё названное долгим было равноценно всегда, и лишь со слов чужих она могла бы соизмерить свой срок под Солнцем с чьим либо иным. Спросили бы, ответила - во много меньше, чем, предположим, матушкина жизнь. Но то был не вопрос. И эльфке оставалось лишь гадать, что крылось за короткой фразой. Её мышление, впрочем, было вполне простым и чтобы разум неизвестностью не мучать, она решила так: вот вечер, что едва начался, вот названный ею срок, а вместе коль сравнить, то долго. Быть может и он думал так. Но все это лишь мысли миг, ведь действием своим неосторожным, она иных чувств всколыхнула хоровод.
Едва коснувшись гостя Шанна отстранилась, но прежде чем то сделала, он дернулся словно от боли, признаться, сильно напугав. Так от огня отдергивают руку, от грани тонкой битого стекла. Нестерпимо захотелось спрятаться, сжаться, сцепить пальцы в замок на изломе, забрать обратно то глупое слово. Но рука словно застряла в пространстве, едва сдвинувшись по воле мысли. Лишь вспышку страха преодолев, Шанна осознала что сомкнувшиеся на запястье пальцы тому виной. Холодные, жёсткие, чужие. Пугаясь она распахивала глаза, смотря перед собой, где-то в глубине души надеясь различить во мраке хоть что-то. Но ни в иные разы, ни в этот не промелькнуло даже тени. Шанна была готова вновь сорваться в пучину горьких дум, коря себя за совершённую ошибку, но голос -то немногое что гость ей дал, вновь прозвучал, отвлекая на себя. И быть может подумать ей стоило перед тем как говорить, но за мыслью лихой не успела, от того что на уме было и сказала, без всяких красивых форм.
- Чтобы... заполнить пустоту, - сдавлено ответила, всеми силами стараясь, голос ровнее держать, но тот всё же предательски дрогнул. Тут уж не до того чтоб в объяснения пускаться, да и не просили её. А дело-то было на самом деле просто, по крайней мере для неё. Всё материальное - контур, запомненное пространство. Шагами ли измеримое, ладонями, иль касанием кончика пальца. Раскрашенное ощущениями, что собираются порой по несколько за раз. В живом всегда больше чем в предмете, и внутри все то что ни тронуть рукой. По суждениям таким гость был больше предметом, если подумать. Шерстью шарфа по коже, что едва с открытого окна забрали. И мягкий как будто и колется чуть-чуть, да чем-то средь ворсинок застрявшим кожу царапает ощутимо едва. Холод зимний неохотно коже отдавая набирается медленно с той тепла. И непонятно где у него конец, где начало, да сколько столь плотных что и не различимы петель в ряду. Похож, но лишь похож и все же живой. От того если бы так и не сказал ни слова - был бы он стихией, покуда не успокоится Шанна настолько чтоб за собственной мыслью чужую услышать. Но куда уж там ей нынче до спокойствия.
Спрятать руку он ей не дал. Положил на что-то шероховатое, да не такое как её лица касалось. Много под ладонью было разных деталей, но важность тем Шанна научилась различать. Прежде удобно было большее охватить, чтоб от него край к краю дальше смотреть. Так что как смогла провела рукой до изгиба, где ворот, но не дальше, не велел. До иного вслед за ним края - до плеча, скользнула по рукаву тыльной стороной ладони, кисть для того сильно изогнув, а дальше руки не отрывая было и не достать.
И вновь слова, которые с приходом гостя звучали так редко, что каждым звуком своим заставляли Шанну обращаться в слух. Спокойные такие, бархатистые, не шёпот уже, но шуршащие чуть-чуть.
- Настоящее, - отозвалась эльфийка, не заставляя гостя ответа дожидаться, да вслед за тем вдохнула резко на слове себя ловя. Господином себя он ей называть не велел. А как же тогда? Но не даром она к словам внимательна была, коль предложен был договор, значит и иные выборы иметься должны.
- Не буду, - подтвердила девушка что поняла, - Вам другое слово по душе? Или... быть может... по имени.
Учили её что коль сам гость представиться не пожелает нечего и выспрашивать, от того к концу фразы Шанна стушевалась, губки чуть сжала, заморгала чаще. Может и не стоило ей лишнего говорить, но то только предложение, даже не вопрос.

Отредактировано Шанна (2018-01-25 13:12:13)

+1

8

Пустоту.
Сухие губы эльфа дёрнулись и понимающую тень улыбки, которую у слепой девицы не было ни шанса больше уловить. Заполнить пустоту. Что ж, их желания совпадали в этом, хотя пустота у каждого была своя. Её – неизведанная внешняя, его – сосущая внутренняя, провал на месте сердца, который зрел, прогнивал всё больше, ширился, наверное, годами, но вскрылся лишь с гибелью. Бессмысленной, бесславной, просто глупой. Как вся его жизнь.
Этот ответ его устраивал. Он не предложил на него Шанне ни "хорошо", ни "ладно", ни даже туманного совета держать руки при себе, просто переложил туда, где, за парой слоёв вещей, меньше боялся этого изучающего касания, не зная точно, каково это ощущается тем, кто не способен видеть. Его собственные пальцы и ладони чувствовали мало за пределами хватки на оружии и вибрации тетивы, обычно. Но он старался прислушаться, чтобы понять. И когда стал – осознал, что так давно запретил себе и миру соприкасаться больше, чем нужно, отгородился от него, как рак-отшельник, что простое движение по поверхности одежды вызывало мурашки и прожигало нежным, но горячим, точно у свечи, огнём. Рука непроизвольно перебралась с голого плечика через спину на другое, прижимая девицу ближе, и с одной стороны, зажимая её руки между ними двумя, мешая ей продолжать, а с другой – забирая этот открывшийся поток тепла целиком, с каждой частички её тела.
Имя.
Эльф облизнул губы и даже перестал гладить пальцем по бархатистой коже на подбородке и начинающей приятно краснеть щеке.
Он не любил своё имя, ни собственное, ни родовое. Пусть и благозвучные, они были слишком сложными и длинными, как будто пытались выставить его тем, чем он никогда не был, а если и был, то быть перестал.
Дин.
Он мог бы сказать ещё: так будет лучше. Мог назвать и полное, но советовать не брать в голову. Но в итоге настолько не узнал свой совсем опустившийся голос, что решил больше не говорить и сосредоточился ещё сильнее на том, какие желания в нём пробуждала до сих пор довольно целомудренная близость. Большой палец гладил по губам молоденькой… с трудом язык бы повернулся назвать её проситуткой. Девочки. Девушки. Уже достаточно развитой, но не полностью. Губы у неё были красивые, и гладкие, не то что вечно обкусываемые, ссыхающиеся и трескающиеся на холоде его.
Пальцы переползли с лица Шанны на щёку, за ухо, на затылок, притягивая ближе к склоняющемуся к ней Шереддину. Он порадовался, что сегодня не пил ничего кроме талой воды. Не закрывая глаза, хотя те очень хотели убежать под веки, чтобы увидеть реакцию на её лице и в её слепом взгляде, он сначала коснулся губами уголка её рта и даже забежал на щеку. Не испугать. Уловить, будет ли ей отвратительно. Дин никогда не испытывал восторга от игры в доминирование и насилия. В конце концов, ему в девицей дали ночь, и не уточняли, как именно развлекаться. Простых касаний, как оказалось, при должной искренности тоже было с лихвой. Хотя ему уже хотелось сесть и его ноги стали сами сдвигаться в сторону кровати, пока не запнулись о край и его не повело.

+1

9

Шанна чуть сжалась, когда рука мужчины соскользнула с её плеча. И уже не холодная она была, и ничего страшного он не делал, но отчего-то по спине пробежали мурашки. А вслед за тем пространство изменилось по воле его рук. Эту комнату Шанна знала быть может даже лучше чем зрячие вокруг, и от того пока ноги касались пола не боялась потеряться. Гость развернул её, на миг возможность дав чуть больше охватить руками того что представляет он собой, но тут же притянул к себе, лишая этой возможности вновь. Прежде чем места между ними почти не стало, эльфка успела у груди руки свести, где за неимением иных возможностей принялась тихонько играться с застёжкой дублета. В комнате на ее взгляд было достаточно тепло и без того чтобы скрываться за столькими слоями одежды. Иной причины кроме холода она, конечно же, не усмотрела, как и не задумалась о том, что будет делать с шарахающимся от ее касаний гостем если все же выйдет его раздеть.
С ним было сложнее чем с теми к кому она привыкла. Он был молчалив, даже в те редкие моменты когда что-то говорил. Его слова сами по себе почти ничего не несли и от того приходилось сильнее прислушиваться к иным проявлениям эмоций. Фактура рук что ее касались была непривычной, но и уже не столь необычной как сначала, отчего отошла на второй план как данность, дав вниманию сосредоточиться на самом движении. Медленном, порой кажущимся изучающим, хотя и непонятно зачем это тому кто может охватить любой предмет взглядом. Да что там предмет - всю комнату, а порой и многим многим больше. Это движение пальцев по коже было в чём-то даже приятным, и когда оно остановилось Шанна почти отчетливо почувствовала сомнение охватившее мужчину. Счел ли он предложение об имени некорректным? Она не знает, так как прозвучавшее вновь не дало ответов, породив лишь новые вопросы. Дин. Что это? Кусочек слова, имя, или колокольчика звон. Дин, дин, дин. Хотя нет, колокольчик слишком звонкий, это же ближе к касанию самой низкой струны. Той же металлической хрипотцой затрагивающей что-то внутри. Она хотела было повторить это ещё разочек, теперь вслух, но прикосновение к губам остановило её, дав время подумать. И придя к выводу что у неё все рано не получится воспроизвести его так же, эльфийка решила оставить слово при себе таким каким его услышала.
Гость был выше чем она, как впрочем и многие другие. Шанне достаточно было прикоснуться к его плечу, чтобы это понять. Она старалась держать голову чуть выше этой границы, но похоже не смогла точно угадать куда направить невидящий взгляд, исправив это покорно следуя безмолвным подсказкам Дина. Ей было трудно чувствовать незнакомца и от того Шанна уловила его приближение, лишь когда его дыхание снова коснулось кожи, а вслед за ним и губы, оставляя не похожий на прежние поцелуй. Эльфийка нравилась девочкам, ее целовали в виски, оставляли поцелуи на щеках или на лбу перед сном, но никогда прежде это не делали с такой осторожностью, словно она может рассыпаться от малейшего прикосновения. От этого нестерпимо захотелось поддержать гостя, показав ему что подобный страх беспричинен, и Шанна не нашла лучшего средства, чем чуть прикоснуться к нему губами в ответ. Прикоснуться и сделать шаг следом, за ним другой, меняющийся чувством падения. Это чувство было мимолетным, отступив едва колено коснулось перины, но времени хватило чтобы испугаться за гостя и попытаться его удержать. Бессмысленно, если посмотреть с какой лёгкостью он увлек ее за собой, но с искренней заботой. Слышала она прежде от других девушек фразу мол "с ног валюсь", но встречать ей прежде такого не доводилось.
- Вы устали, - прошептала эльфка мужчине в губы, не став разводить лишней возни в попытке отстраниться,- но есть верное средство.
А застежка дублета тем временем поддалась под вижением её пальцев, раскрывая свой секрет, и руки девушки скользнули к следующей.

Отредактировано Шанна (2018-01-29 13:04:28)

+2

10

В этот раз Шереддин не запротестовал, чтобы его не раздевали. Вообще падение спиной на что-то мягкое запускало в нём давно выработанный рефлекс: расслабиться и быстро засыпать. Ну, если он падал один. Сейчас он падал с девочкой. Девушкой. Шлюхой, но ещё не совсем. Шанной. Как всё стало сложно.
И, как водится с давно голодающими и позабывшими все слова, кроме слова "чума" – аппетит пришёл во время еды, и если идеи не нравились голове с предубеждениями и всей шелухой, то тело легко вспоминало хорошие вещи и не заботилось больше ни о чём, что лежало в пределах допустимого. И двусмысленно звучащее и ощущающееся – буквально – в вибрациях на губах "верное средство" просто спустило всех демонов Бездны в уже наметившиеся прорехи самоконтроля. Дин гортанно не то одобрительно, не то протестующе застонал-зарычал и перехватил где-то нашедшиеся в её юбке бёдра – узкие, но уже узнаваемой женской формы, пересаживая её на себе удобнее, потому что сам ни приподниматься, кроме как на локтях, ни давить собой хрупкое создание, не мог и не хотел.
Он тоже перешёл на ощущение всем, кроме зрения: веки просто больше не открывались, а темнота наполнялась раскрашивающими её в разные вспышки ощущениями по ассоциациям. От прикосновения губ внутри неторопливо, как от глотка тягучего ликёра, разливался по венам жар, та самая похоть, смешанная с куда более прозаичной и неокрашенной в вульгарные краски жаждой чужого телесного тепла. От движений ткани и волос, почему-то, поверх этого жара мир теплел, но свежел, летней зеленью. Но нет, это были отзвуки памяти и времени, которое закончилось некрасивым исходом без пути назад. От прикосновений пальцев, забравшихся под собственную одежду, сквозь это всё пробивались мурашки и грозовой электрический ток, срочно вопя, что надо отвлечься, но пока сдерживаемые волей и нежеланием прекращать. Но касания и поцелуи, конечно, становились более рваными. Нервными. Нетерпеливыми.
С ожогами как с фантомной болью с отрубленных конечностях и очень глубоких ранах: некоторые, достаточно большие, глубокие или тяжёлые – продолжают гореть годы спустя. А ожог от прошедшей насквозь и разбежавшейся по коже со всех сторон от сердца молнии… он не то чтобы именно жёгся. Он колол. Он душил. Он заставлял восстановленное светлейшей магии несмотря на его черноту и чёрствость, живое вновь сердце замирать, отказываться биться, особенно когда в сезон бесновалась буря с громовыми раскатами и росчерками молнии, мешала черпать от стихийной магии, которая раньше так легко ложилась в руки, простая, понятная и лихая. Ну, молния ушла. А огонь как бывал, так и остался, такой же: горящий скрытно, но душно и жарко, как раскалённые угли под чёрной золой.
Одной рукой Шереддин гладил то спину, то прохладные от нехватки рукавов в зиму – и не важно, как здесь топят – плечи Шанны, другой – не терял её бёдра. Очень просто и естественно она сидела именно так, как ему было нужно, чтобы вообще больше никогда не найти закатившихся глаз под веками, и уже его бёдра срывались в невольные движения навстречу. Где-то на краю сознания он понимал – и немного сожалел – что так быстро и просто превратился в банальное похотливое животное, по крайней мере во внешнем поведении, хотя ему нравилась простая игра и изучение гораздо больше. Он шикнул, перехватывая рукой с талии девушки её запястье, и, уже направляя её пальцы, прочертил по своей груди горизонтальную линию, подводя её к уцелевшему в нормальном виде и оставшемуся чувствительным соску, после чего, едва не прикусив ей, да и себе заодно, губы, резко отстранился, скинул её вбок на кровать, и рванул в вертикальное положение. Снять ботинки, но Шанна этого не видела.

+1

11

С каждой минутой что гость находился в её руках, эльфийка все отчетливее чувствовала как его прежняя отстранённость сменяется робким по началу, а ныне и почти открытым движением ей навстречу. Чтобы ни держало его поодаль - оно было отпущено, и сметено волной эмоций всколыхнувшейся от пары невинных казалось бы слов. Не столь разительная перемена, но достаточная для того чтобы вызвать полувздох, едва успевший оформиться во что-то напоминающее чуть удивленный глухой "ах". Или это вырвалось от того что вслед за намерением и движения гостя приобрели иную форму? Рассиживаться на госте Шанна не собиралась, пусть ее положение в пространстве и не было достаточно удобным, но Дин легким движением рук внёс в это свои коррективы. Так прикасаться к кому бы то ни было эльфийке ещё не доводилось, но возможные сомнения уступили место соблазну продолжить изучение незнакомца, прислушиваясь к новым ощущениям. Да и не было в ее светлой головушке ни полного осознания происходящего, ни уж тем более способных вызывать стыд сомнений на сей счёт.
   Она ощущала его всей внутренней стороной бедра, в тепле тела пробивающемся сквозь ткань, в движении мышц, кажущейся хаотичностью смазывающим представление о форме. В ставших более смелыми и ищущими прикосновениях рук, губ, в теряющем размеренность дыхании. И все более отчетливо своим сердцем. Происходящее было странно, непривычно, но исходящие от гостя эмоции были столь сильны и близки к поверхности его сознания, что от этого запутанного клубка мыслей и стремлений невозможно было отстраниться. Последняя застежка меж тем поддалась, и руки эльфийки невольно скользнули под разошедшуюся "броню" за которой он так старался от неё что-то спрятать. Старался, но всё же позволил коснуться шеи где стучалась из под кожи своим особым ритмом его живая кровь, и опуститься к ключице, вознаграждая за это доверие очередным поцелуем, словно пересмешник чужие песенки повторяющим движение его губ.
   Сокрытое, впрочем и без того было бы найдено ею, ведь не возможно не заметить как нечто в его мыслях вновь и вновь отзывается почти физически ощутимой болью. Проследить за мыслью было не сложно, куда сложнее остановить руку устремившуюся было к чужому сердцу. Накрыть ладонью, согреть теплом, отвести нить мысли в сторону, спрятать за иными. Хотелось, но было боязно. Да и глупо, наверное, было думать, что хозяин того сердца не заметит робкого вмешательства, слишком глубоко засела та боль, долго он уже живет с этим чувством, так долго что ей и не представить толком. Словно в ответ на эти мысли Дин шикнул, отгоняя её от запретного, видать она всё же ближе чем ей казалось подобралась. Но едва успела она ладонь куда велено увести, да пальцем сосок накрыть, изучая его форму, как гость напал. И лишь секундой позже она осознала что то и не нападение было вовсе, а побег.
   Приподнялась эльфийка руками в кровать упираясь, потянулась вслед за движением воздуха что гость своим резким движением всколыхнул, обратилась снова в слух боясь шаги удаляющиеся услышать, да только сердце так колотилось что за ним и топота не разобрать, не то что уж Дина легкую поступь. И в ту минуту промелькнула мысль "а может и пусть". Пусть уходит. Ведь сколько не думай о том что взрослеть должно всякому в свой срок, все равно боязно. Боль что жила в мужчине внимание на себя сильно отвлекала, но и то как целовал он её, как касался, тоже было в миг не забыть. А может ей и не надо то совсем?  В нем же столько силы что даже страшно. Куда ей с ним справится. Ой, матушка... Может и правда ушёл? И тут различил слух как какой-то предмет на пол упал, да с высоты небольшой, за ним другой уж тише. Не ушёл. Рядом совсем. Да как теперь собственное желание к побегу перебороть? Иль сбежать пока он занят? Сбежать и повиниться, согласиться с матушкой, что не права она была, что не готова. С той мыслью она тихонько села на кровати, ноги с неё стустила, ткань платья у коленки нервно в кулачке сминая. Встала по привычке тихо ступая. Привычкой этой она девочек даже пугала порой, отчего говорили мол надо на Шанну колокольчик повесить, а то кошки крадучись и то громче ходят. И шагнула было уж прочь, да застыла.
   Боится она грядущего, боится боли, что за взросление плата - то правда. Но ей тем есть с кем поделиться, есть к кому прийти чтоб пожалел. А у него, у Дина есть? Иль от того что нет такого существа он со своей болью и живет, да  ищет иной способ от неё уйти, забыться. И тут поняла Шанна, что сама себе того побега не простит. Что коль не узнает правды так и будет страдать над надуманным, за малодушие себя коря. Так что дыхание переведя, она пошла своего "беглеца" ловить. Страх свой поглубже запрятав, где тот протяжно нутро тянул, коснулась пальцами руки гостя, и найдя того уж с удивительной для слепого уверенностью руки на плечи положила. Потянула дублет снимая, да отложив тот в сторону за рубашку взялась.
- Разделите со мной купель, - предложила казалось бы искренне желая поделиться с Дином одной из самых приятных вещей в своей жизни, а вместе с тем и не вполне осознанно оттягивая момент близости. Ей ароматная вода всегда помогала от тяжких мыслей отстраниться, быть может и сейчас поможет. Да и гостю бы расслабиться, а то у нее самой смелость едва держится, ещё и он дергается ничуть уверенности не добавляя. Откажется - его дело, конечно, за то что девчата лишний раз масла да чары не тратят матушка в обиде не будет, но согласие, признаться, приятнее услышать.

+1


Вы здесь » Легенды Хивера » Личные встречи » Лекарство ль от хандры?