В верх страницы

В низ страницы

Легенды Хивера

Объявление

ГРИНВОН ПЛОК

Дракон | 315л.

Директор Академии Магии до 321 г оЗ.

Значимая личность Хивера, маг и ученый. Оснаватель Академии Магии для драконов. В 321 г оЗ. осужден за использование Темной Магии.

БУРАН

Дракон | 385

Можно описать одним словом — статуя. Никаких лишних движений, никакой мимики. Единственное, что бросается в глаза, — дыхание. Движения неторопливые и расчетливые, спокоен и вежлив в общении. Мечтает вернуться домой

ЭЛЕОНОРА НИС

человек | 27

Инквизитор

Железная леди, ей всё по зубам! Она мечтает вступить в Орден Солнца, чтобы сама Тьма её боялась. Нужно очень постараться, чтобы заслужить её доверие.

ХАССАРИАН

Дракон | 200

Глава Факультета Магии Сознания

На фоне всего Хассариан выделяет одну мечту. Даже не мечту, а цель. Цель - узнать, что находиться за пределами острова. Как туда попасть? Почему от туда практически нет вестей? Это главный вопрос, которым он задается и на который пытается дать сам себе ответ.

ИНДИГО

дракон | 237

алхимик/телохранитель

Когда-то был на вооружении Семьи из числа жнецов. Айрес (сестра), Бист (младший брат) - когда-то составляли с виверном группу шпионов/убийц/коллекторов. Ныне - странствующий алхимик со своими безумными идеями и планами. Подрабатывает тем, что делает элитные яды.

СВЕН КНУТ

Человек | 33

Профессиональный пехотинец/фехтовальщик, верный командиру и через него Ордену Солнца, мирянин и потому не имеет доступа в святилища Ордена, очень жестокий человек, быть может искупающий свою жестокость "праведным делом".

ВЕРНЕР АРМОР

Дракон | 245

Опытный офицер, стремящийся лично изводить тёмных магов всюду, где отыщет. Охотно осваивает новые способы нанесения урона противнику, подчас закрывая глаза на побочный ущерб - лишь бы задание было выполнено. Иногда именует себя "Капитаном", туманно ссылаясь на некий опыт командования небольшим боевым кораблем.

ЛЕОНА СВЕТЛАЯ

Человек | 30

Леона – магистр Ордена Солнца, что специализируется на контактах Ордена с государствами и любит азартные игры. Леона поставила для себя несколько трудновыполнимых целей на пути к колоссальной мечте: сделать брата магистром Ордена, сделать магистром одного из своих людей и стать самой Архимагистром Ордена Солнца.

ИЛИРИСС СУАССОН

Человек | 35

Фанатичная ревнительница веры. Кастигатор при воеводе Вернере. Никогда не идет на компромиссы и никогда не дает в долг. Слову Ирис можно верить, потому что, если она обещала вас убить, будьте спокойны - рано или поздно это произойдет.

АВЕЛЬ КАЛИПТРО

Человек | 16

Ходят слухи, что Авель сама пришла в "Чаррир" после того, как отравила собственную мать (Авель эти слухи не подтверждает, но и не отрицает), говорят девчонка хорошо разбирается в ядах и лучше бы из ее рук не принимать еду или питье. Впрочем, заказы выполняет четко и в срок и любое начатое дело старается доводить до конца.


~ Приветствуем, гость! ~
Спасибо что заглянули к нам на ролевую. Мы всегда рады гостям и новым игрокам. Наша команда очень дружелюбная и мы готовы помогать игрокам с написанием анкеты и с игрой в целом. Каждый день мы стараемся для вас!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Хивера » Личные встречи » Raison D'être


Raison D'être

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Выделить код

Raison D'être
Дата: 321 Оз, 39 День Месяц Туманов.
https://i.imgur.com/ZbjYvfH.jpg


Место: Арртетум, Бездна
Участники/очередность: Элеонора Нис, Хассариан
Предисловие: Очередное задание по штурму подпольной ячейки сектантов Иллидия. Казалось бы, что может пойти не так? Подземелья города Арртетума, подземные склады и хранилища являлись отличным местом, чтобы скрыть деятельность целой сети, поэтому Культ Солнца посчитал, что, несмотря на прямолинейность задания, его необходимо выполнить с как можно меньшими потерями и как можно более эффективно, именно поэтому на него было решено отправить отряд молодого, но многообещающего инквизитора.
К сожалению, обычному захвату было суждено обернуться неописуемым опытом для молодого инквизитора, Элеоноры Нис, которая в скором времени столкнётся с измерением, находящимся за пределами её понимания.

+1

2

- Да сколько же можно их ловить! Как крысы ныкаются в канализациях, плодятся как крысы... Убиваешь их, убиваешь!.. - инквизитор по колено в зловониях шел через подземный канал, высоко держа меч и оглядываясь по сторонам.
- Алекс, а чего ты жалуешься? Вот кончатся наши любимые сектанты, и без хлеба останемся..., - буркнул пожилой инквизиор с бородой, шедший следом.
Элеонора сотворила Светлячка, который отражался от мутной зеленой воды и летел чуть впереди группы. Она позволяла бойцам выпустить пыл, пока они еще не подошли к предположительному логову врага. Женщина шла третьей с мечом наперевес - массивный двуручник то и дело норовил царапнуть склизкую брусчатку канала. Почему-то крысой я ощущаю сейчас себя... Недовольно подумала Элеонора, натянув на нос плотную повязку - дышать смрадом становилось все тяжелее.
- Ты то может и останешься, старичок! А такие молодые и амбициозные инквизиторы, как я, всегда будут востребованы! - Алекс белозубо улыбнулся в темноту, а та вдруг ответила коротким всполохом фиолетовых искр.
- Вот черт! Я нравлюсь Бездне! - успел воскликнуть Алекс, прежде чем искры стремительно полетели в него.
Элеонора рванула вперед, что-то выкрикнув и махнув мечом - сияющая энергия уплотнилась в виде щита ровно перед инквизитором. Смертоносные искры с шипением расплавились, уничтожив собой магический щит.
- Шарри, - отрывисто скомандовала командир Саблезубых, и коренастый воин позади нее тут же выпустил из ладоней струи огня. Тьма впереди расступилась, языки пламени обвились вокруг фигуры в черном балахоне, раздался душераздирающий крик и запах паленой плоти.
- А вот и первая крыса, - сплюнул Алекс, явно разозлившись тому, что прозевал атаку. В два шага он оказался рядом с верещащим сектантом и рубанул того мечом. Крики прервались, фигура повалилась в мутную жижу с шипением затушив горящий балахон.  - А чего так рано то?
- Или нас ждали, или...нет, в такие случайности я не верю, - ответила женщина хмуро. Если их план лишался эффекта неожиданности, то впятером они могли и не справиться. Неужели отступать?... Элеоноре надо было решить немедленно и она взяла на себя ответственность рискнуть. - Глядите в оба, Гумер, иди вперед с щитом. Теперь они не застанут нас врасплох...
Группа Саблезубов продвигалась вперед по темной канализации, но больше никого не встретила. Быть может это лазутчик? Но зачем обнаружил себя и напал в одиночку? Как-то не вяжется... Тревога расползалась по липкой от пота спине и холодила затылок. В сотый раз перехватив поудобнее меч, Элеонора наконец увидела впереди конец стока, проржавевшую решету и лестницу наверх. Следующее помещение представляло собой какой-то заброшенный склад - в основном тут валялись обломки ящиков и мусор, никаких следов постоянного пребывания. Зато Через несколько коридоров и переходов инквизиоры наконец обнаружили крепкую дубовую дверь с массивным замком. Шарри довольно быстро вскрыл незамысловатый механизм отмычкой и распахнул дверь. Темнота и тишина встретила их в широкой комнате с колоннами и деревянными подпорками. Элеонора запустила Светлячка внутрь, отряд быстро рассредоточился, проверяя все углы. Снова никого. Плохое предчувствие командира нарастало, буквально становясь озязаемым и давя на виски. Ловушка, ловушка, ловушка... Пульсировало в голове.
Они продвигались все глубже, и когда все члены отряда оказались в комнате, раздался громкий хлопок.
- Внимание! Оружие на готове! - инквизиторша ощутила, как что-то мешает ей идти дальше и опустила взгляд. Из земли выросли сгустки тьмы и подобно кандалам обвились вокруг щикотолок. По чертыханиям вокруг, Элеонора поняла, что заклинание массовое и сейчас все оказались обездвижены. Одновременно с тем она увидела убегающую в следующий дверной проем фигуру.
- Стоять! - крикнула командир вдогонку, яростно и спешно собирая Светлую энергию, что было непросто в этом темном и пропитанном злом месте. Светлый луч из ее ладони вспорол шевелящуюся тьму, щупальца с шипением отпустили ногу. Не медля, Элеонора рванула вперед за убегающей фигурой.
- Стой, командир! Держимся вместе!
- Я справлюсь! - инквизиторша навалилась плечом на дверь, которая с легкостью распахнулась. Залетев в комнату, Элеонора рубанула мечом буквально вслепую, но лезвие со свистом рассекло воздух. Вдруг темноту озарило ядовито-зеленое пламя, вспыхнувшее прямо перед носом Элеоноры и отразившееся в ее расширившихся зрачках. Зеленый свет разлился по полу, загораясь начертанными по всему камню рунами, символы бежали к стенам, а затем к потолку. Командир Нисс оказалась в центре магической пентаграммы.
- Великое Солнце, пусть..., - слова потонули в громком свисте, будто кто-то распахнул окно, впуская ураган. Элеонора почувствовала, как ее куда-то засасывает, тело изгибает и выкручивает наизнанку. С трудом она держала свой меч обеими руками, чувствуя как сознание покидает ее.
Очнулась женщина от ломоты во всем теле и дикой жажды в пересушенном рту. Она открыла глаза, осторожно пытаясь пошевелиться. Взору предстало серое небо с бурыми облаками и вершины горных пиков. Где я? Что произошло?! Элеонора резко села, тут же почувствовав приступ тошноты. Хватая ртом воздух, она поднялась на ноги и огляделась. Никого вокруг не было, а место, в котором оказалась Саблезубая никак не походило на канализации под городом.

+2

3

Всё было кончено.
Хассариан был уверен в том, что он давно уже мёртв, но почему-то так сильно ожидаемого освобождения и спокойствия не наступило. Вместо этого - чувствительность каждой частички его тела загорелась в десятикратном размере, погружая его в непостижимый бассейн агонии.
Он чувствовал, как постепенно разлагается его скелет, внутренние органы и нервная система, и всё же, будто какая-то извращённая шутка, боль усиливалась на несколько порядков с каждой единицей времени, деление которой настолько мало, что его нельзя было представить.
Вдобавок к физическим мучениям, которым, вопреки отсутствию тела, чтобы их воспринять, не было видно конца, неописуемые просторы всепоглощающего и сводящего с ума знания.
Знание, которого он так жаждал до этого.
Для получения которого он не желал останавливаться ни перед чем.
Безнадежное осознание того, что сущность его теперь обречена на вечность наедине с этим фрактальным кошмаром вызывала у него отчаяние, масштабов которого не представлялось возможным описать в рамках привычных эмпирических выводов живых существ.
Неужели это было то, что ждало всех после смерти? Или же эта жестокая участь была уготована только тем глупцам, которые посмели искать ответы за пределами их родного измерения? Или же, по стечению каких-то роковых обстоятельств, лишь он один был в плену этой демонической экзистенции?
Маг понятия не имел, сколько прошло времени в объятьях беспощадной бесконечности, ведь само слово “Время” не имело тут абсолютно никакого значения, но однажды что-то изменилось.
Он почувствовал, будто время начало идти вспять. Он всё ещё не понимал, как у него осталась способность сохранять собственное “Я”, дабы упражнять мысли и рассуждения, которые, хоть и были заключены в этой нескончаемой спирали сожаления, всё таки были его.
Странные метаморфозы продолжали проявлять себя всё более заметно. Его разум будто возвращался в привычные ему измерения, и уже через какое-то время он снова начал ощущать течение времени, лёгкое покалывание в том месте, где, судя по всему, должны быть кончики пальцев. Вместе с этим, что-то странное начало происходить с его памятью. Он постепенно начал забывать, как он оказался там, где оказался, что с ним происходило последнее время и почему он чувствовал себя так подавлено.
Глаза были будто засыпаны песком, сухие и зудящие, вызывающие дискомфорт при каждом движении.
Спустя несколько секунд, Хассариан попытался их открыть.
После недолгого периода привыкания к свету, перед радужным предстала очень необычная картина: грязные стальные латы, в которых была закована молодая на вид девушка, каштановые волосы которой игриво отсвечивали медными оттенками при попадании на них лучей, исходящих от чего-то иного, нежели привычное светило на хивере.
С её стороны это выглядело просто как внезапная материализация незнакомца буквально из воздуха, когда пепельные вихри начали соединяться во всё более плотную массу, до тех пор, пока на их месте не оказался некий человек, который, открыв глаза, своим взглядом дал понять, что частичка его здравого рассудка навсегда останется в этом месте, а на её место навсегда встанут законы и понятия этого искажённого, невозможного места.
Хасс было хотел представиться, но как только он попытался открыть рот, его остановило сразу несколько вещей: он понял, что у него пропал дар речи. Он не был мгновенно уверен, что это было навсегда, но, пока-что, концепт речевого взаимодействия находился за границами его понимания, будто он не разговаривал несколько сотен лет.
Как бы то ни было, воинственно выглядящая незнакомка вряд ли могла уловить этот момент, потому-что одновременно с этим пару, которая стояла посреди пустошей, застало врасплох что-то похожее на землетрясение. По крайней мере, так казалось поначалу.
Радужный судорожно начал оглядываться по сторонам, почти впадая в панику, поддаваясь ужасным видениям, которые являлись знамением чего-то невообразимого… Того, откуда он вернулся, чего не мог помнить, но сама попытка осознать это приводила к приступам страха и тревоги.
Источник этих тектонических расстройств вскоре дал о себе знать: сначала еле заметная точка на горизонте, после этого небольшое нагромождение, а через несколько минут один взгляд на это чудовище сводил с ума и вызывал дрожь в коленях: гигантских размеров гротескная масса плоти и камня, скомканная воедино, неслась на них с огромной скоростью, оставляя после себя трещины размером с несколько варваров, сумбурно и ненатурально перебирая где-то дюжиной конечностей.
Радужный замер на одном месте, будто добыча застывает при виде неизбежной атаки хищника, он снова попытался что-то сказать, но…
- Þæçñøоош Пõœšÿþ… Нêçñ - Звуки, которые доносились из его рта создавались очень странное ощущение, они словно не воспринимались на слух, и всё же, его губы двигались, а уши слышали. Но подобное не должно было быть возможно для живых существ. Это точно не был ни один из языков, который использовался на Хивере, или хоть когда-нибудь слышался.
Глаза дракона наполнил глубокий трепет и оттенки безысходности, будто он только что увидел, как погиб кто-то, кто был ему бесконечно дорог.
Сзади яростно несущегося на них бегемота появилось зловещее марёво, которое, если присмотреться, уводило взгляд внутрь себя, где неописуемой сложности узоры произрастали друг из друга и также уходили внутрь, словно тысячи воронок потока реальности.
То же самое начало происходить с монстром, который начал становиться частью этих безумных пируэтов.
Зрелище это было завораживающее, однако, Хассариану нужно было убедиться, что несчастная новоприбывшая не будет смотреть на это слишком долго, ведь если они хотят выбраться, здоровый разум нужен хотя бы одному, поэтому он поспешил встать перед ней, загораживая вид.
- Кто... Ты?

+2

4

Пошатываясь, Элеонора глядела вокруг себя - и не понимала. Только что в этой стороне были горы, но когда взгляд инквизиторши вновь сфокусировался на этом месте - там была пустынная равнина. Нервно сглотнув, женщина зажмурилась, мысленно досчитав до десяти. Она была уверена, что дело в ней самой, а не в месте. Что это она, угодив в какую-то иллюзорную ловушку, сейчас оказалась заперта внутри собственного сознания. Этим же объяснялось ее странное ощущение возвышенности и отдаленности от тела, заторможенность движений и тягучая субстанция в голове, которая подмяла под себя все мысли и перепутала их.
Досчитав до десяти, Элеонора распахнула глаза - ничего не поменялось - она стояла посреди странной пустыни, видела барханы, а моргнув - снова горы. Один раз ей почудилось соленое дуновение ветра, будто рядом бьются морские волны. Инквизиторша не могла даже приблизительно сказать, сколько она простояла, так озираясь. Время в этом месте отсутствовало как привычное на Хивере понятие. Скорее, здесь время можно было посмотреть и ощутить не только с одной стороны. Здесь можно было отдалиться, увидеть ее многочисленные грани и состояния. Все это чувствовала Элеонора, сама и не представляя как - в магии она не разбиралась, тонких материальных эфиров не чувствовала, но однако это знание взялось в ее голове, подобно проснувшимся инстинктам. От того женщина старалась пригнуться к земле, расставив ноги пошире, будто и она, единственная оставшаяся неизменная ось, сейчас качнется и уйдет из-под ее сапог.
Что-то изменилось. Точнее, здесь менялось все постоянно, но в одно мгновение женщина почувствовала чужое присутствие - взвились пепельные вихри, сгущаясь во что-то материальное, наделяя его формами и определенным силуэтом. Да, это был мужской силуэт - когда песок осыпался, Элеонора смогла разглядеть его более внимательно. Она настороженно подняла клинок и сделала шаг назад - даже если она заперта в собственном сознании, и этот человек - плод ее воображения, кто знает, для чего он явился?
Заглянув в глаза незнакомца, инквизиторша внутренне содрогнулась - его взгляд нес на себе отпечаток безумия, агонии и мучений. Нечто похожее она видела в темницах и пыточных инквизиции, эти глаза людей, позабывших себя, чей разум перенес слишком многое, пересек точку невозврата, навечно калечась не только телом, но и сознанием. Неужели, это заключенный, пойманный в такую же ловушку, как и она? Но... сколько же он здесь прозибает?
Командир Нис уже хотела расспросить незнакомца о том, кто он такой и что здесь делает. Но вместо этого она вскрикнула, приподнимая меч в качестве баланса и еле удерживаясь на ногах - вдоль всей земли пробежала дрожь, а затем и резкая судорога. Безумно выглядящий мужчина заозирался, вид у него был крайне напуганный. Похоже, он знал, что произойдёт дальше...
Элеонора повернулась в сторону нарастающего шума - там, от линии горизонта, постепенно разрастаясь в размерах, приближалось нечто. Подобного существа инквизиторша ещё не встречала, она быстро прошептала себе под нос молитву, стремясь оградить себя щитом светлой магии. Но вместо привычного блеска вокруг себя, Элеонора с ужасом увидела, как магическая энергия впитывает в себя свет неизвестного объекта над их головами. И щит вокруг неё стал оплавляться, преврашаясь в стекло. Ошарашенно командир Саблезубых коснулась латной перчаткой прозрачного хрупкого материала. Надавила сильнее - и стеклянный барьер вокруг неё рассыпался на тысячи осколков.
Незнакомец что-то сказал, но женщина не поняла ни слова. В панике она наставляла острие меча то на мужчину, то на приближающееся песчаное чудище. Затем плюнула, развернулась и хотела дать деру - неважно куда, лишь бы подальше от надвигающегося чудовища. Солнце отвернулось от неё, лишая силы света. Даже с магией, Элеонора понимала, что не сможет сразиться с воплощением ужаса из камня и плоти. Но развернувшись, она вновь увидела надвигающуюся картинку бегемота, только теперь за ним произрастало страшное и затягивающее взгляд марево. Женщина оцепенела, чувствуя как грудь сдавливают невидимые силки. Зелень глаз впитывала в себя безумные узоры, которые извивались подобно скользким щупальцам, затем преображались в неустойчивые растянутые воронки. Элеонору затошнило, она не чувствовала земли под ногами. Монстра поглотила жуткая масса, чавкая и разрастаясь ещё больше.
- Кто... Ты? - перед ней возник силуэт мужчины. Взгляд инквизиторши расфокусировался, она покачнулась, но почувствовала облегчение. Расползающееся за спиной незнакомца марево будто отпустило ее.
- Командующая отрядом инквизиции «Саблезубы» Элеонора Нис, - бойко ответила она, ухватившись за тонкую нить, связывающую её с реальным миром Хивера. - Кто ты и что здесь делаешь? Ты знаешь, где можно укрыться? Есть тут безопасное место?

+1

5

- Кто ты и что здесь делаешь? Ты знаешь, где можно укрыться? Есть тут безопасное место?
Услышав эти слова, на мага нахлынуло ощущение, будто что-то, чего он с волнением ждал огромное количество времени, не сбылось. Будто у него умерло его любимое домашнее животное, или, может быть, пропал сувенир, который он лелеял как предмет тёплых воспоминаний о прошлом.
События происходили быстро, словно ветер, но даже учитывая это оставалась надежда, что за ним кто-то придёт, что кто-то разгадает загадку и тонкости обращения с этим измерением.
Он часто думал о Плоке, о том, что такие ситуации как раз по его части, ведь, всё-таки, однажды они уже открывали с ним портал в бездну, но зайти в него так и не решились.
Точнее, Гринвон остановил юного мага, которого заворожила невозможная геометрия этого зловещего измерения.
Если бы радужный вспомнил слова главы магии школы, когда принимал решение отправиться сюда, может быть, всё обернулось по другому.
Так или иначе, факт оставался фактом: инквизитор попала сюда не по своему желанию.
После всех этих долгих лет откровенной антипатии к ордену солнценосцев на Хивере, зачастую, до такой степени, что это приносило проблемы и школе, и самому магу, он не мог подумать, что будет так рад видеть одного из инквизиторов.
Рад до такой степени, что не верил реальности происходящего.
Хассариан медленно потянул свою ладонь в сторону Элеоноры, касаясь её лат на правом плече, пытаясь сконцентрироваться на такой непривычной, “Хиверской” текстуре. Царапины, засохшая кровь и грязь, всё это протягивало иллюзорную нить до родного измерения. Маг так давно не чувствовал чужого запаха, что он и забыл об этом способе восприятия вовсе, ведь весь запах, который тут был - запах пустоты.
От переизбытка эмоций под его глазами две мелкие слезинки прочертили за собой влажную дорожку вдоль его щёк. Он всё ещё не мог поверить своей удаче, ведь бесполезно было считать, сколько он не видел других существ, так как секунда здесь казалась бесконечностью.
Растворяясь в этом блаженном моменте, когда после стольких мучений, ему, наконец, довелось иметь дело с чувствами, которые были в привычке у обитателей его родного измерения, он сделал короткий шаг навстречу новоприбывший и, тяжело выдыхая, медленно стараясь показать что он не представляет угрозы, заключил инквизитора в крепкие объятия, вдыхая аромат её волос.
- Мне… Мне очень жаль. - Всё, что мог сейчас сказать маг, ведь, если Элеоноре была уготована даже крупица того опыта, что испытал здесь маг, всё, что можно было сделать - посочувствовать этой несчастной душе.
Простояв так ещё несколько секунд, наслаждаясь тактильным чувством бьющегося за латами сердца, радужный отпустил инквизитора, вернувшись на прежнее расстояние.
- Меня зовут Хассариан. - Как странно это, говорить своё имя кому-то, после, казалось бы, тысячелетий молчания.  - Хассариан Экверсцерн. Глава факультета магии сознания в школе магии. - Даже сам дракон заметил, что после такого огромного промежутка времени, проведенного в одиночестве и молчании, его речь приобрела странный акцент, который никогда ему не был присущ.
- Я не помню. Я не знаю, сколько я здесь нахожусь, я не знаю, как я здесь оказался. - Взгляд мага сверлил пустоту, когда он начинал размышлять о таких вещах, потому-что, так или иначе, вывод был всегда один и тот-же - Это не имеет значения. Я не...
Очередные метаморфозы пространства не заставили себя долго ждать.
Всё началось с неба. Будто трещины на сухой земле, или следы, на мгновение оставляемые молнией, оно начало рваться на части, порождая прорехи в пространстве, в сторону которых было сложно смотреть, потому-что душу пронзал первобытный ужас, сковывающий тело.
- ß̵̺͉̙̻̎̎æ̴̨̧̲̗͎͇͚̳̦͇̙̲̦̇Ø̷̧̡̛͖̜̲͙̗̭̜̤̤͓̞̼̝̤͕̭̓̓̑̀̂͆̔̑͒͑̿́͋͝͝͝ͅŒ̷̡͙̰̘̗̞̗̫̩͈̤͕̣̻̹̥̩̭̯͂͛͆̾̽̈̐̂̑̐̀́͂̽̀̕ ̵̧̨̛̝͎̞͎͓̣͎͙̺͓͕̭̦̗̼͍̮͎͈̈̿͐̋̈́͛̾̀̓͊̊͋͌̀͊̏̚̚͝ͅͅ-̶̢̛̜̖̦͎̤̳̠͉̪̜͇͕̬͎̹̦̣̙̬͖̄̎͂̋͜ ̶̱̟̲͍̯̜̝̱͉͔̠̩̙͕̖̿̋̊͛̌͛̍̐̍͌̐̿͊̔̌́̈́̀̾͐̈̉́̔̓́̚͝͠ͅÐ̵̨̢̢̛͕͚̲̣̲̭̫̞̺̳̪̦͔͍̤̯̞͚͐̾̋͛͜͠ͅð̶̧̛̗͔̙̥͈̪̺̬̗͎̪̝̉̀̆͐̉̊̈́̑̈̾̋̅͛̎̒̍͂̒͒ṏ̴̳͎̰̣͈̻̬̘͔̘̗̺̩́̄̈́̓̅̒͋̌͌̉͛̉͗́̔̽̽́̍̎̓̌͒̕̕̕͜͝͠t̸̢̞̠̬̙̘̮̰͔̺̼͓̖͈̠͉̼̘̉̐ͅą̴̛̫̪̰͖̝͈͓͙͚̥̻̭̯̗̗̮̯̬͖̲̼̊̒̄͒̈́̅͛̀̐̓̀̏̉̈̏͆͗̔̅̌̕͝ì̵̳̬̹̞̰̯͍̟̲̺̗̬͚̺̜́̈́̾̓͒͌́̔̚̚͝ͅþ̴͉̫͕͉͈̬͖̝͇͈̘̇͒̀̄͂̽̀̀̇̆̓͆̍̊͋͒̐̕͘͠ - Раскатами грома в голове отзывались непонятные звуки.
Хассариан направил свой взгляд точно в центр самой большой трещины. Оттуда, из чёрной бездны, на него смотрело что-то в ответ, это наверняка могла почувствовать даже Элеонора.
- Да... - Донеслось от мага, глаза которого раскрывались будто в удивлении. - Да. Я согласен. - Его колени задрожали, и он чуть не упал на землю. - Я согласен.
Время продолжало выполнять пируэты относительно восприятия пришельцев, в то время как рваное небо продолжало рваться всё больше.
Маг задумался, воспринимает ли он это легче, потому-что уже несчётное количество раз проходил через эти мучения, или тяжелее, потому-что это самое несчётное количество раз отнимает всё больше и больше его рассудка с каждой новой итерации.
Однако, теперь у него было что-то, чего не было всё это время.
Что-то, что может помочь, хоть и на малую долю, но защитить его искалеченный разум от предстоящих ужасов.
- Возьми мою руку. - Осипшим голосом сказал радужный, перед тем как их обоих разорвало на мелкие кусочки, разбрасывая пылью, связывая и перекрещивая их сознания, сливая воспоминания и чувства друг друга, после чего пируэтами разнося их будто по краям вселенной, лишая ощущения собственного я.
Кто знает, сколько времени это продолжалось, может быть несколько минут, может несколько часов, но, постепенно, ощущение единения с энтропией и хаосом начали затихать до тех пор, пока всё было не возвращено на свои места.
Всё, кроме места, где они находились.
Перед их глазами предстали каменные стены со всех сторон, тёмное, но просторное помещение, с парой еле светящихся световыми кристаллами и пол-дюжиной потухших факелов.
Нагромождения томов, которые башнями доходили до самого потолка, несколько столов и один, очень заметный артефакт в виде хрустального шара, который, словно являлся центром внимания того, кто занимался здесь некой исследовательской деятельностью.
Сами Хассариан и Элеонора оказались в центре этой комнаты, на платформе, напоминающей заготовку для более лёгкого открытия порталов, но с некоторыми радикальными изменениями, в тонкости которых было смысл вникать лишь самым изощрённым магам-учёным.
Дракон медленно оглядывался по сторонам, медленно вспоминая его давно забытую жизнь на этой земле, всё больше погружаясь в отчаяние от осознания, через что он прошёл, и как теперь ничего не будет как раньше.

Отредактировано Хассариан (2019-04-02 07:10:33)

+2

6

Вместо ответов мужчина продолжал рассматривать ее безумно-отстраненным взглядом. Элеонора нахмурилась, с нетерпением глядя на незнакомца - почему медлит? На вопросы надо отвечать быстро и четко! Впрочем, этот персонаж явно был не в себе и нуждался в помощи... Значит ее дело, как защитника мирных граждан, состояло в том, чтобы вытащить из этой магической дыры не только себя, но и...
Мысли инквизитора прервались, потому что странный мужчина сделал еще более странный жест - он потянулся к ней, ощупывая наплечник доспеха. Казалось, на его безумном лице отразилась радость. Неужели он тут так давно, и совсем один? Или он не верит, что я действительно реальна?.. Женщина хотела было грубо перехватить руку сумасшедшего, но тут увидела катящиеся по его щекам слезы. И ей действительно стало не по себе. Что нужно пережить, чтобы довести себя до такого состояния?..И... неужели, меня тоже это ждет? Нервно сглотнув, Элеонора хотела сказать что-то ободряющее, но опять не успела - человек медленно приблизился, заключая ее в объятия. Оторопев, инквизитор отвела подальше руку с мечом, чтобы не ранить того. Второй рукой она неловко похлопала мужчину по плечу, пытаясь поддержать его.
- Мне… Мне очень жаль. - услышала она глухой голос у самого уха. Жаль что? Кого? Меня? Жаль, что меня постигнет та же участь?! Капитан Нис вздрогнула, ощущая, как липкий страх заполняет живот и набивает ватой ноги. Нет, этого не произойдет! Инквизитор выпрямилась, отстраняясь и заглядывая в глаза сломленному заключенному этого страшного места.
- Все будет хорошо, слышите? Мы выберемся отсюда...
Наконец, справившись со своими эмоциями, человек ответил на вопросы и назвал себя. Преподаватель магии сознания? Оказался заперт в ловушке... Элеонора резко почувствовала, как былой оптимизм и уверенность ушли в нокаут. Если мастер своего дела не смог выбраться отсюда, то с чего бы ей, инквизитору, справится с этим?! Второй мыслью был Гринвон Плок - упомянутая Школа Магии теперь невольно ассоциировалась именно с ним. Третьей мыслью стало удивление по поводу непонятного акцента и произношения Хассариана - на Хивере Элеонора не слышала ничего похожего, это явно был чужой диалект.
- Я не помню. Я не знаю, сколько я здесь нахожусь, я не знаю, как я здесь оказался..., - инквизитор убедилась, что это человек действительно пострадавший. Смятение уступило место жалости и желанию защитить бедного преподавателя.
- Успокойтесь, Хассариан. Все позади, вы теперь не один. Мы обязательно выберемся их этой хренотени! - бойко ответила женщина, перехватывая рукоять меча и героически вскидывая подбородок. Ее слепая вера, похоже, внесла резонанс в местную флору. Магическая аномалия, в которую они попали, решила ответить на смелое и самонадеянное заявление Элеоноры по-своему: вновь начать видоизменять все вокруг.
Женщина подняла взгляд на небо, которое буквально разъезжалось на куски обнажая нечто такое, для чего в голове инквизитора даже не находилось подходящего слова. Ее сковал дикий первобытный ужас, он с легкостью проник сквозь доспехи, сквозь одежду и кожу, плоть и кровь, вгрызаясь в кости. Элеонора хотела вдохнуть, но не могла, в голове раскатистым эхом послышался голос, но что он говорил, женщина не поняла. Но похоже, Хассариан понял смысл послания, его взгляд смотрел куда-то в черноту расщелины на небе, и он отвечал этой страшной всепоглощающей бездне.
Что это значит? На что он согласился?! Я не хочу... Женщина отступила на пару шагов, вскидывая клинок и указывая острием на разверзнувшиеся небеса. Она понятия не имела, как бороться с этим невообразимым сосредоточением Тьмы, шептала какие-то заклятья, но они таили, едва слетев с алых губ. Дрожащими руками Элеонора держала свой меч, будто соломинку в надвигающемся урагане, цепляясь за единственное понятное и материальное для нее. Это конец? Я сейчас умру?.. Она не успела ничего почувствовать, не просмотрела фрагменты своей жизни, не открыла истину... Страх так парализовал тело и сознание, что невозможно было о чем-то мыслить.
- Возьми мою руку. - послышался чей-то голос, Элеонора повернула голову. От могущественной и страшной силы, пронзившей разум, она и забыла о Хассариане. Возможно, он пробыл тут так долго и знает, как уцелеть... Женщина быстро схватила протянутую руку, сжимая латную перчатку. В следующее мгновение они перестали существовать.
Теперь не было Хассариана и Элеоноры, их просто разорвало на миллионы атомов и молекул, они растворились в том, что проще и обыденнее назвать просто Бездной. Все, что ранее было их наполнением: мысли, чувства, воспоминания - стало принадлежать Пустоте. И на этот краткий миг (или прошли часы?) Элеонора, которая сейчас ощущала себя бестелесным потерянным духом, смогла прикоснуться к краю той силы, что поглотила их. И это знание, поистине громадное и неосязаемое, едва не задавило ее неподготовленный разум. Если бы не сознание Хассариана, которое слилось в единую  гамму агонии и боли с ее, Элеонора бы не уцелела ни морально, ни физически. Она бы сошла с ума, это точно.
В какой-то момент Элеонора, а точнее то, во что она превратилась, начала собираться во едино вновь. Бесконечность и темнота отпускали, она более не чувствовала сознание Хассариана так же хорошо, как и свое. Пришло ощущение себя, собственного Я, вернулись воспоминания, стук сердца в ушах, зеленые глаза распахнулись...
Темная зала, вокруг каменные стены, какие-то стопки книг, факелы и кристаллы... Женщина медленно огляделась, разжимая сведенные судорогой пальцы - меч со звоном упал на пол. Бледное лицо Элеоноры не передавало эмоций, она чувствовала себя опустошенной. Всхлипнув, инквизитор медленно осела на пол, пряча лицо в прохладном металле перчаток.

+1

7

Нужно было собраться. Сейчас. Немедленно! Тот человек, назвавшийся Хассарианом, пробыл в том страшном месте много дольше. Вероятно, ему нужна была помощь и поддержка. «Ну же, Нис! Открой глаза, приди в себя!» женщина сильно прикусила губу. Помогло, боль заставила открыть глаза с мокрыми от слез ресницами. Руки тряслись, инквизитор спешно стянула с себя латные рукавицы и внимательно посмотрела на растопыренные пальцы. Дрожащие, целые, её - Элеонора сжала кулак, будто вновь учась управлять своим телом. То странное непередаваемое ощущение отступило, оставшись лишь воспоминанием - ещё слишком ярким и насыщенным, но все таки воспоминанием. Теперь Элеонора не чувствовала ничего... точнее, она столько испытала, что настоящее её состояние казалось совершенно серым и пресным. Но возможно, именно так она и чувствовала себя раньше, до...
Наконец оторвавшись от созерцания своих рук, она подняла взгляд выше, находя фигуру мужчины в тусклом свете. Сглотнув и убедившись, что не лишилась голоса, инквизитор хрипло спросила:
- С вами... с вами все в порядке?

Первое, что почувствовал Хассариан - запах. Пусть это и был запах старого камня и пыли, он был рад ему так же, как и запаху, который Элеонора принесла с собой в бездну, и это показывалось на его лице.
Но как бы контрастная смена обстановки не поднимала его дух, реальность ситуации постепенно начинала пускать корни в его призму восприятия.
- С вами... с вами все в порядке? - Спросила инквизитор.
Нет, всё было максимально далеко от порядка, и прогресса к нему в ближайшем будущем не предвиделось.
По какому роковому стечению обстоятельств именно в тот момент, когда он встретился с девушкой, ему представилась возможность прекратить весь этот кошмар? Ему было невероятно жаль, что теперь в это придётся втягивать кого-то ещё.
Маг отошёл от портала, примерно в центр комнаты, и, всё ещё стоя к инквизитору спиной, решил объяснить ей, что случилось, и что их ждало дальше, ведь она это как минимум заслужила.
- То, что ты слышала перед тем, как попасть сюда - было одним из Высших. Нечто вроде… Богов. Как бы мне не хотелось, я не смогу объяснить тебе словами.
Хассариан развернулся к Элеоноре, всё ещё стоящей посреди каменной плиты, гравированной разными символами.
- Почему он решил появится именно в тот момент - за пределами нашего с тобой понимания, как и его мотивы.
Выражение лица радужного заметно изменилось от апатичного к сожалеющему, его глаза наполнились отчаянием, а, за тем, всё той же, привычной пустотой.
- Между нами была заключена сделка. Он освобождает нас - я снимаю печать. Теперь они могут использовать разлом.
Маг медленно повёл пальцами по лежащей рядом хрустальной сфере, оставляя следы среди слоя пыли.
- Другого выхода не было. Прости.

- Что ты сделал?! - Элеонора и не заметила, как перешла на ты. Взъярившись, подобно дикой кошке, она цепко смотрела на затылок спасённого ею. - Ты открыл разлом, туда?! Ты подверг Хивер опасности?! Ради наших двух жизней ты решил пожертвовать жизнями невинных живущих здесь существ?! - глаза инквизитора полыхали. Она подняла меч, даже не удосужившись одеть обратно перчатки. Элеонору начало трясти - мало она пережила, теперь ещё и взяла такой груз на плечи. - Был другой выход и ты это прекрасно знаешь! Оставаться там! Но не соглашаться на такое! - голос её звенел сталью. Ещё миг - и женщина бросится с оружием на предателя, не дожидаясь суда и следствия, казня его на месте за свершенное.

Даже проведя так много времени вне политики Хивера, Хассариан ничуть не удивился реакции инквизитора.
Пережившая кошмар наяву, уставшая и растерянная, её чувство справедливости никуда не исчезло.
Даже если сейчас они находились по разные стороны баррикад, он находил в себе силы уважать её позицию, ведь она хотела только лучшего для их с драконом родной обители.
Но не всё было потеряно.
Если пробиться за скалу фанатизма, которая окружает практически каждого инквизитора ордена, можно воззвать к логике и здравому рассудку.
Сейчас Хассариан надеялся сделать именно это, но сначала необходимо было завершить одно дело…
- Остановись. - маг взялся за хрустальный шар обеими ладонями. - Остановись и подумай: Как ты здесь оказалась? Каждое твоё действие, каждое решение в твоей жизни, привело тебя именно сюда.
Сфера начинала источать зловещее багровое из своего центра.
- Ни ты, ни я, никогда не узнаем всех хитросплетений бездны, но одно я могу тебе сказать точно - продолжай вести себя так же, как и до этого, и твоя судьба будет продолжать тебя вести по тому же пути, который привёл тебя сюда. И мне не кажется, что ты довольна своим положением.
Хассариан медленно отвёл руки от хрустального шара, который теперь левитировал в воздухе без какой-либо поддержки, а его свечение становилось всё ярче.
- Не существует языка, который смог бы описать, насколько теперь измениться твоя жизнь, какое бы решение ты не приняла дальше.
Хрустальная сфера начала подниматься вверх, двигаясь ближе к Элеоноре, устанавливая себя ровно над центром каменной плиты-портала.
- Всё, что я могу тебе посоветовать - принять это как можно скорее. Опусти свой меч, помоги мне найти Гринвона Плока, и, может быть, вместе мы сможем остановить этот кошмар.
Сфера начала менять свой размер, перетекая в разнообразные метаморфозы, которые включали в себя кубические, пирамидальные и ромбические формы.
- Чем скорее ты оставишь свои эфемерные концепты веры, правосудия и возмездия, тем легче тебе будет осознать то, что теперь ты - неразрывна с бездной.
Изменяя свою прежнюю манеру поведения, то бишь, спокойно стоя в центре комнаты, маг зашагал обратно к Элеоноре.
- Решишь ли ты пронзить мою грудную клетку прямо сейчас, оставшись одной наедине со всем этим, либо согласишься работать вместе, для меня очень важно, чтобы ты поняла одну вещь - даже не думай на долю секунды, что я подверг Хивер опасности ради наших двух жизней. Я бы попытался объяснить, на сколько сложнее наша ситуация, но, в случае, если ты решишь помочь мне - мне нужен твой здравый рассудок. Он нужен мне, потому-что я больше не располагаю такой роскошью.
Маг глубоко вздохнул, видимо расслабляя тело, и поднял взгляд, смотря на меняющую форму структуру. По нему было видно, что он сейчас не в состоянии вести какой-либо бой, так что его дальнейшая жизнь, поистине, зависела от решения инквизитора.

+2


Вы здесь » Легенды Хивера » Личные встречи » Raison D'être