В верх страницы

В низ страницы

Легенды Хивера

Объявление

ГРИНВОН ПЛОК

Дракон | 315л.

Директор Академии Магии до 321 г оЗ.

Значимая личность Хивера, маг и ученый. Оснаватель Академии Магии для драконов. В 321 г оЗ. осужден за использование Темной Магии.

БУРАН

Дракон | 385

Можно описать одним словом — статуя. Никаких лишних движений, никакой мимики. Единственное, что бросается в глаза, — дыхание. Движения неторопливые и расчетливые, спокоен и вежлив в общении. Мечтает вернуться домой

ЭЛЕОНОРА НИС

человек | 27

Инквизитор

Железная леди, ей всё по зубам! Она мечтает вступить в Орден Солнца, чтобы сама Тьма её боялась. Нужно очень постараться, чтобы заслужить её доверие.

ХАССАРИАН

Дракон | 200

Глава Факультета Магии Сознания

На фоне всего Хассариан выделяет одну мечту. Даже не мечту, а цель. Цель - узнать, что находиться за пределами острова. Как туда попасть? Почему от туда практически нет вестей? Это главный вопрос, которым он задается и на который пытается дать сам себе ответ.

ИНДИГО

дракон | 237

алхимик/телохранитель

Когда-то был на вооружении Семьи из числа жнецов. Айрес (сестра), Бист (младший брат) - когда-то составляли с виверном группу шпионов/убийц/коллекторов. Ныне - странствующий алхимик со своими безумными идеями и планами. Подрабатывает тем, что делает элитные яды.

СВЕН КНУТ

Человек | 33

Профессиональный пехотинец/фехтовальщик, верный командиру и через него Ордену Солнца, мирянин и потому не имеет доступа в святилища Ордена, очень жестокий человек, быть может искупающий свою жестокость "праведным делом".

ВЕРНЕР АРМОР

Дракон | 245

Опытный офицер, стремящийся лично изводить тёмных магов всюду, где отыщет. Охотно осваивает новые способы нанесения урона противнику, подчас закрывая глаза на побочный ущерб - лишь бы задание было выполнено. Иногда именует себя "Капитаном", туманно ссылаясь на некий опыт командования небольшим боевым кораблем.

ЛЕОНА СВЕТЛАЯ

Человек | 30

Леона – магистр Ордена Солнца, что специализируется на контактах Ордена с государствами и любит азартные игры. Леона поставила для себя несколько трудновыполнимых целей на пути к колоссальной мечте: сделать брата магистром Ордена, сделать магистром одного из своих людей и стать самой Архимагистром Ордена Солнца.

ИЛИРИСС СУАССОН

Человек | 35

Фанатичная ревнительница веры. Кастигатор при воеводе Вернере. Никогда не идет на компромиссы и никогда не дает в долг. Слову Ирис можно верить, потому что, если она обещала вас убить, будьте спокойны - рано или поздно это произойдет.

АВЕЛЬ КАЛИПТРО

Человек | 16

Ходят слухи, что Авель сама пришла в "Чаррир" после того, как отравила собственную мать (Авель эти слухи не подтверждает, но и не отрицает), говорят девчонка хорошо разбирается в ядах и лучше бы из ее рук не принимать еду или питье. Впрочем, заказы выполняет четко и в срок и любое начатое дело старается доводить до конца.


~ Приветствуем, гость! ~
Спасибо что заглянули к нам на ролевую. Мы всегда рады гостям и новым игрокам. Наша команда очень дружелюбная и мы готовы помогать игрокам с написанием анкеты и с игрой в целом. Каждый день мы стараемся для вас!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенды Хивера » Личные встречи » Однажды наши пути пересеклись


Однажды наши пути пересеклись

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Однажды наши пути пересеклись
Дата: 33 число месяца Даров
https://i.imgur.com/1hwRtpn.jpg


Место: г. Арртетум, рыночные ряды
Участники/очередность: Церес Калиптро, Авель Калиптро.
Предисловие: Тогда они играли возле дома укутанные пеленой безопасности, сотканной матерью, и еще не знали, что их ждёт впереди.
Где-то на рынке, может быть в самых центральных рядах, где аромат еды пропитывал всё вокруг, их путям суждено пересечься. Чуть позже, чем пекарни выставляли контейнеры со свежим хлебом, появлялись заполненные прилавки разными блюдами. Представьте, что народ специально приходил пораньше отведать самый лакомый кусочек и взять ещё с собой. C утра народу на рынке хоть отбавляй. Там кричат о свежей выпечке, тут предлагают отведать печеных яблок.

Церес с Авель не виделись около трёх лет. Малый срок для того, чтобы позабыть друг друга, но детей время меняет куда быстрее, чем взрослых.

+1

2

Сегодня Церес почти уверен, что всё прошлое сладкая ложь. Тогда, давно, в те самые пасмурные дни шёл дождь, но он не холодил кожу, как сейчас. Выдумка ли это глупого мальчишки?
Мелкий моросящий дождь успел заполонить улицы неглубокими лужами, оставляя на мощенной дороге желтоватые блики фонарей.
- Свежая выпечка! Свежайшая, с яблоками, с персиками, с клубникой! Клубника ароматная - пирог сладкий.
На секунду заинтерсовавшись, Церес из-под капюшона осмотрел прилавок, но не подошел.
Каждый раз он понимал, к чему всё идёт. Если покупаешь одну булку, будь любезен возьми и вторую, пекарь старался, пекарь с утра не спал. Только вот стоит показать им своё лицо, как и первой булки не продадут. Огромные шрамы на все лицо, задевая волосяной покров, отпугивали простолюдинов, как пугало ворон. Даже тогда депрессия не взяла верх над Цересом, несмотря на его жуткий шрам на всё лицо, некоторые наоборот пытались с ним общаться.
В каждом уродстве своя красота.
- Церес?
Кто-то слева окликнул мальчишку. Лицо Цереса расплылось в улыбке, искренней до чертиков. Самым приятным событием по утрам в этом проклятом месте, стала пекарня у Джошуа.
Когда ты голоден, тебе дают две булочки вместо одной, махнув рукой, потом занёсешь, ничего страшного.
Когда ты сонный, тебя взбодрит свежий кофе, только что сваренный пожилой теткой Джо.
Когда ты...
- Джо, невероятно, ты узнал меня даже со спины и в капюшоне, - удивился Церес и в приветствии взмахнул рукой.
- Ну так, - гордо задрав нос, подтвердил Джошуа.
Только вот Церес похоже совсем позабыл об огромной дыре на плаще, оставленной вчера на задании. Сквозь порванное серое тряпьё выглядывала эмблема клана Абио, а такой мальчишка ходил здесь только один. Джошуа позволил себе оставить маленький секрет за собой и вознаградить потрепанного парнишу бесплатной чашкой горячего чая.
- Выглядишь бодро, мальчик.
Ярко оранжевая жидкость наполнилась до краев и совсем немного разбавилась парой капель дождевой воды.
- Итить! Опять навес продырявился, - возмутился мужчина и двумя пальцами подвинул чашку чая Цересу.
В отражении горячего чая расплывалось лицо Цереса, искажая линии шрамов.
- Пять одольон за картошечный пирожок и чай, - серьезно произнёс мальчик и оплатил свой завтрак.
- Картофельный, - шепотом поправил Цереса Джошуа и по одной монетке, ссыпал себе в ладонь, а две по столу подвинул обратно Цересу, - чай за счёт заведения.
- Слушай, Джо. Если бы ты был моей сестрой.. нет.. если бы... в общем, если так. Как думаешь, если бы мать с сестрой были живы, они бы тоже боялись смотреть на мои шрамы?
Глоток горячего чая, главное немного подуть, иначе на губе опять выскочить волдырь.
- Эй, парень... какие мысли с утра! И ты вроде как говорил, будто твоя сестра жива. Так почему сейчас ты думаешь иначе? - Джо помрачнел с такого вопроса, но парнишку решил поддержать.
- Думаю те люди выслеживали нас, чтобы убить. Видимо мой род кому-то сильно насолил.
- Хотели бы убить обоих, девочку бы не забрали.
- Думаешь?
- Конечно, старик Джо знает! К тому же, вчера, как мне кажется, я видел одну очень интересную особу. У нее были черные, как смола, волосы, лоснились по плечам, а кожа её имела темный загар! Как думаешь, похожа?
Только вот Джо выдумал эту историю, ничего другое не подбадривало Цереса последнее время.
- Эй, ты пытаешься меня подбодрить? - с ноткой недовольства высказал мальчик, ведь он почти повёлся.
- Ни капли лжи, мальчик.
Однако, взгляд Цереса действительно зацепился за чью-то черную шевелюру мелькающую в соседнем ряду сквозь толпу людей.

+2

3

Раньше Авель не доводилось бывать в Арртетуме и первое впечатление оказалось не самым приятным - шумный, грязный, абы как застроенный, с широченными улицами, разномастными жителями... Арртетум напоминал провинциальную девку, что впервые выехала в столицу и по этому случаю нацепила на себя все самое лучшее, надеясь произвести впечатление, но на самом деле выглядя нелепо и даже жалко.
Хотя, стоит признать, у Арртетума все же был один существенный плюс - город торговый, большой и местные жители не привыкли спать до обеда или ждать, пока на улице распогодится. Не смотря на ранний час, хлопали двери и ставни на окнах, а на улицах уже было полно народу, слышались разговоры, крики, смех, скрип колес, цокот копыт... Пожалуй, в такой толпе было очень легко затеряться и сейчас Авель это было на руку.

Мелкий дождь зарядивший было с утра, сейчас уже закончился, повис в воздухе противной, холодной пеленой и оставил на мощеных улицах грязные лужицы. Авель недовольно качнула головой, провела ладонью по волосам, стирая влагу, поморщилась, чуть подумала, но скрывать голову под капюшоном плаща не стала и торопливо зашагала в сторону рынка.
Два дня назад, в Лунной Чаще, на базе "Чаррира" Авель случайно услышала обрывок разговора - Аминтас, один из наставников, сказал, что в Арртетуме нашли еще одного абинца, мальчишку лет 15-16, наемника. От такой вести Авель словно ухнула в ледяную воду, сердце сорвалось на бешенный ритм - а что если это Церес?! Может быть он жив?! Мать ведь не видела тела, лишь сказала, что его унес нетопырь. Ну а вдруг?!... Мысли метались в голове со скоростью урагана и Авель стоило огромного усилия, чтобы не кинуться к Аминатасу с расспросами - наставник наверняка бы ничего не рассказал, но такой интерес его бы насторожил и заставил более пристально присматривать за Авель.
Забавная штука - почти четыре года назад, попав в "Чаррир" и поняв, что ей предстоит служить людям, которые убили ее мать, Авель даже не помышляла о побеге, а за эти годы она и вовсе привыкла, смирилась со своей участью, но теперь... Конечно, Авель понимала, что шансы на то, что этот абинец окажется Цересом весьма и весьма призрачны (и если она ошиблась, то "похоронить" брата во второй раз будет, пожалуй, еще больнее). Убеждала себя, что даже если и так, даже если ошиблась, то все равно нужно найти этого абинца и рассказать о "Чаррире" - такую жизнь она никогда бы не выбрала себе, но у нее и не было выбора, а вот у этого абинца есть. Точнее, будет, если она успеет быстрее "Чаррира". И все же, в душе Авель, под слоем мертвого пепла, зародился хрупкий, робкий росток - надежда на то, что Церес жив. Той же ночью Авель тайком подлила в питье дозорных "Дрему" и, когда стражники уснули, сбежала из Лунной Чащи.

Улица вильнула раз, другой и тут дома словно раздвинулись в стороны, открывая огромную торговую площадь. Наверное, если бы Авель была птицей, то сверху, из-под облаков, торговая площадь походила бы на кастрюлю с кипящим супом - ветер приносил множество запахов, от ярких красок рябило в глаза, торговцы на все лады нахваливали свой товар, покупатели бродили туда-сюда, толпились у прилавков, спорили, торговались, ругались, а среди этой толпы с важным видом прогуливались стражи порядка и сновали тощие, грязные, со свалявшейся шерстью, собаки.
Вчера Авель пыталась разузнать о мальчишке-наемнике по тавернам и постоялым дворам, результата это не дало и сегодня девушка решила попытать счастья в рыночных рядах (в конце концов, именно в таверны и на рынки чаще всего стекаются разнообразные слухи). Однако сейчас, глядя на это сборище, Авель глухо, бессильно ругнулась - с одной стороны, благо Арртетум не деревенька на двадцать домов, где каждый житель на виду, а чужака будут вспоминать и обсуждать еще полгода, затеряться здесь было проще простого, с другой... отыскать одного-единственного парня в крошечной деревеньке было бы гораздо легче, чем в огромном, незнакомом городе.
К тому же, Авель не покидало ощущение, что она безбожно опаздывает - в город наверняка уже прибыли наемники "Чаррир" и тоже ищут мальчишку. Девушка нервно усмехнулась - а если наставники связали ее побег и абинца, то наверняка сейчас охотятся и за ней тоже. Интересно, убьют ли ее сразу или все же попытаются вернуть в Лунную Чащу?

Впрочем, отступать сейчас было бы совсем уж глупо, нацепив самую дружелюбную улыбку, Авель направилась к первому попавшемуся торговцу. К досаде наемницы, торговец оказался до того болтливый, что перебить его не представлялось возможным. Пару минут Авель терпеливо слушала хвалебные оды глиняным горшкам и тарелкам, а когда торговец наконец замолчал, переводя дух, открыла было рот собираясь спросить про абинца, как почувствовала, что кто-то осторожно, едва ощутимо потянул за ее сумку и раньше, чем успела даже сообразить, выбросила руку и... поймала мальчишку-карманника, мелкого, едва ли лет семи.
Даже сквозь слой грязи было видно, как воришка побледнел, огромные голубые глазищи словно стали еще больше, заняли чуть ли не половину лица и тут пацан заревел-заорал, истошные вопли, кажется, даже на миг перекрыли шум рынка!
Авель запоздало сообразила, что неудачно (или удачно, как посмотреть) схватила воришку - чуть-чуть надавить и тонкое детское запястье просто сломается, - и "милосердно" отпустила руку, ловко сцапала верещащего пацана за ухо и скептически осмотрела свою "добычу". Хм... А ведь не обязательно расспрашивать торговцев (тем более, если они все окажутся такими болтливыми, то найти Цереса... то бишь абинца раньше "Чаррира" ей точно не удастся) - вот эти мелкие поганцы наверняка знают не меньше взрослых!

+1

4

Он так долго всматривался вглубь, пытаясь рассмотреть в ней знакомые очертания. Когда ты надеешься, когда веришь, глаза видят лишь только то, что ты хочешь. Каждый раз вот так, он выискивал в толпе, словно пёс, знакомые следы и строил теории "что если...", но никаких "если" быть не могло при таком достаточно малом шансе.
Неожиданно, совершенно в другой стороне от взгляда мальчишки, раздался истошный детский крик. Джо поспешно прокомментировал:
- Как никак зарезали кого!
Ребенок никогда бы так не заорал без причины, но случившееся не интересовало Цереса. Каждая любопытная личность держала ухо востро, желая увидеть или услышать подробности происходящего. Даже какая-то женщина, схватившись за сердце, покачала головой и поделилась с подругой своим мнением:
- Ох, ты ж, святые духи, опять наверно игрушки не купили.
- Спасибо, Джо! - поспешно сказал мальчик и до дна осушил кружку горячего чая, - не хочу опять нарваться на стражу, пожалуй пойду.
- Думаешь они до сих пор помнят твой побег через забор?
- А ты думаешь они забыли моё лицо? Такое не забудешь, - звонко рассмеялся Церес и схватил оставшиеся булочки со стола.
Представьте себе, каково каждый день слышать в свою сторону сожаления, гадости, удивление и даже непонятный восторг, такие разные-разные люди. Самоирония давно стала частью жизни мальчишки, это немного помогало избегать депрессий из-за внешности.
В следующий миг прям навстречу вывернули двое стражников, заставив мальчишку не долго думая сократить путь через узкий проём между домами. Церес не всегда избегал местных вышибал, только в моменты уличной суеты. Не встречаешь их, тогда не встречаешь проблем. Одного раза хватает насолить им перед носом, сделать что-то против правил, пусть даже откусить яблоко из общего лотка фруктов для дальнейшей покупки. Не докажешь. Ты ребёнок без родителей. Ты - вор.
- Дерьмо-дерьмо-дерьмо, - ворчал мальчик под нос.
Теперь мальчику необходимо покинуть ряды едален, попытаться переждать или прям с утра отправиться по делам.
Неожиданно для себя Церес вышел ровно к толпе зевак. Это после того, как он свернул дважды! Когда-нибудь он научиться ориентироваться на этом проклятом рынке. Сквозь широкие спины и тряпки, Церес хоть как-то старался увидеть что-то сквозь. И эти взрослые люди любопытнее даже детей, стоят, ждут представления дальше, мешают пройти сквозь.
- Извините, разрешите, - стиснув зубы, говорил мальчишка, пытаясь протиснуться между зеваками.
В один момент он засветился среди толпы рваной дырой на спине, сквозь которую красовался кусочек зеленой абинской накидки. С разворота, не успевая поймать взглядом деталей, он посмотрел ровно в сторону виновницы сей заворушки, словно даже в глаза. Но его серьезный взгляд не заострил внимания, ведь не о том думал мальчишка. И он просто прошёл мимо.

+1

5

Авель даже и не подозревала, что дети могут издавать настолько громкие и противные звуки! Но хуже всего, что на вопли мелкого поганца начала стягиваться толпа зевак. Нет, Авель вовсе не чуралась общения и от людского внимания не заливалась стыдливым румянцем, но сейчас это внимание было совсем не кстати.
Наемница уже собралась было плюнуть на эту затею и отпустить пацана, но тут на секунду встретилась взглядом с одним из зевак и вздрогнула, словно ее хлестнули плеткой - во взгляде почудилось что-то знакомое, но парень почти сразу же отвернулся, Авель лишь успела приметить кусочек зеленой накидки, выглядывающей сквозь прореху в плаще. Растерявшись, девушка ослабила хватку и мелкий воришка со всех ног рванул прочь, увернулся от протянутых рук и под свист и смех мигом растворился в толпе. Впрочем, Авель до беглеца уже не было дела, наемница шагнула было вслед за незнакомцем, но тут людской гомон перекрыл зычный бас.
- Что здесь происходит? Чего встали?
Собравшая толпа привлекла внимание стражника. "Проклятье! Тебя мне только тут не хватало!" Авель досадливо скривилась: парень в рваном плаще уже почти затерялся в толпе, но если она сейчас побежит за ним, то это будет выглядеть слишком подозрительно и страж порядка чего доброго кинется ее догонять!
- Что тут случилось?
Стражник, толстый и красномордый, растолкал наконец собравшихся зевак и уставился на Авель кустистыми бровями (то бишь глазами, но косматые, густые брови впечатлили Авель куда больше светлых, почти белесых глаз). Девушка мысленно вознесла хвалу духам предков, что послали дождь - конечно, ничего противозаконного она не сотворила, но девка-наемница увешанная оружием наверняка бы запомнилась стражнику и если "Чаррир" решит расспросить стражу, то вот этот красномордый ее наверняка сразу бы вспомнил. Так же... под плащом не видно ни татуировки-лапы, ни перевязи с метательными ножами, ни клинков в ножнах... а смуглых темноволосых девок в Арртетуме полным полно.
Торопливо согнав с лица досадливую гримасу, Авель хлопнула ресницами, вздохнула и доверчиво поведала.
- Все в порядке, офицер. Я горничная на постоялом дворе "Дыхание дракона", хозяин нанял мальчишку в услужение, но паршивец предпочитает бегать по улицам, а не работать. - Авель с деланным сокрушением покачала головой и развела руками. - Я лишь хотела отвести мальчишку на постоялый двор... Ну да ничего, к ночи он все равно вернется домой.
Стражник еще несколько секунд побуравил наемницу бровями, но видимо не найдя к чему придраться лишь качнул головой и отвернулся.
- Расходитесь! Не на что тут смотреть!
Людская толпа, недовольно ворча, начала потихоньку рассасываться. Авель привстала на цыпочки, покрутила головой, однако незнакомец в рваном плаще словно исчез. Наемница недовольно фыркнула и молясь, чтобы парню не вздумалось зайти в какую-нибудь лавку или трактир, торопливо, почти бегом направилась вдоль торговой улицы. Видимо, духи предков услышали мольбы и оказались милостивы - не прошло и пяти минут, как Авель снова приметила знакомую фигуру... и аж споткнулась увидев двоих мужчин, что о чем-то беседовали, стоя у одной из лавок. Авель их знала - Бьерн и Варди, одни из лучших наемников "Чаррира" и готова была поспорить, что в Арртетум они заявились по ее с абинцем души. И сейчас этот абинец сам шел к ним в руки, между парнем и "чаррирцами" оставалось едва ли пятьдесят метров!
Авель накинула на голову капюшон и с досадой прикусила губу, судорожно размышляя, как поступить - окликнуть? Услышит ли на шумном базаре? Да и крик может привлечь "чаррирцев". Бежать следом и попытаться остановить? Но вдруг он растеряется или заупрямится? Тогда "чаррирцы" возьмут их обоих! А если она ничего не сделает, то абинец наверняка попадет в лапы "Чаррира" и тогда ее побег и глупая попытка обмануть судьбу будет зря!
Но тут из соседнего проулка выехала повозка под завязку груженая мешками с мукой. Лошадка, тянущая повозку, оказалась старой и не смотря на окрики возницы, двигалась медленно и неохотно, едва-едва переставляя ноги. Телега закрыла улицу, отрезала беглянку и парня в рваном плаще от "чаррирцев". Наверное, если бы не спешка, Авель расцеловала бы и возницу, и лошадь за то что они так вовремя появились! Девушка со всех ног кинулась догонять парня. Десять метров... восемь... пять... кажется Авель еще никогда в жизни не бегала так быстро! Девушка вихрем налетела на абинца, схватила за плечо, толкнула к узкому проулку между лавками и отрывисто бросила.
- Давай за мной! Бегом! Потом объясню!

+1

6

Утренняя пробежка в такую погоду неприятно холодит горло изнутри, а встречный ветер заставляет придерживать оттопыренный ворот плаща ближе к лицу. Укутываешься глубже, лишь бы только холод не добрался до твоей кожи. Церес чувствует, как его сердце бешено бьётся, чувствует, как мёрзнут кончики пальцев рук и ног. Он одет не по погоде. Без сомнений, завтрашний горячий чай с лимоном вряд ли снимет температуру, однако, как заведено - попытаться стоит.
Громкое хлюпанье носом. Взглядом Церес еле уловил надвигающуюся повозку, чуть промедлив - всё, столкновение неизбежно. Но вроде пронесло. Разваливающаяся повозка с соответствующей вонью, и лошадь, качнувшая головой перед мальчишкой. Пальцы на ногах плотно сжались, помогая вернуть потерявшееся равновесие.
Капюшон налетел на глаза.
Быстрее, иди быстрее. Должно быть стражники, как бродячие псы, вынюхивают виновников шума среди горожан.
Удар по плечу. Стража? Холодная волна дрожи пробежалась по телу мальчика, вырвавшись послевкусием легкого жара. Этот испуг, резкий толчок в сторону и женский голос, приказывающий следовать без объяснений. Ни стража, ни телега со старой лошадью теперь не волновали Цереса, лишь знакомый до жути девичий голос.
...
Такой знакомый. Привкус талой воды и яблок, смех и усталость. Черный-черный цвет.
Церес, это ведь могут быть бандиты. В прошлый раз под видом нищих, двое схватили мальчишку и отобрали последние монеты из кожаного мешочка на поясе. Мальчик помнит то предательство, теперь он должен быть осторожнее.
Но такой знакомый голос.
Шум рынка сменился гулом узкого переулка, куда его затянула незнакомка.
Голос рисовался в голове самыми разными образами. Не выдержав напряжения, мальчишка воспользовался инерцией, схватил обеими руками незнакомку за плечи и с разворота прижал ее спиной к стене. От удара с его головы слетел капюшон, открывая его лицо со шрамами. Хмурый взгляд карих глаз следовал от макушки незнакомки вниз по прямой.
- А?, - опешил Церес и почти прыжком отскочил от девушки.
В тот холодный день, на снегу россыпью лежали красные яблоки. "Растяпа" - крикнул Церес , и взяв яблоко прям из снега, надкусил его. Её черные волосы так сильно контрастировали с белыми холмами снега. Теплая улыбка и холодный-холодный снег. Авель.
- Ты.., - голос мальчика дрожал.
Он бесшумно вдыхал воздух, пытаясь поверить реальности происходящего. Это не сон, мальчик.
- Авель.

+1

7

Резкий рывок, удар о стену, капюшон слетел с головы абинца и Авель наконец смогла увидеть его лицо. Шрамы, глубокие, жуткие, они протянулись от губ и до затылка, превращая лицо парня в уродливую маску. Авель широко распахнула глаза, вздрогнула и, наверное, если бы не стена за спиной, даже бы отшатнулась, не от страха (после "Чаррира" и "выпытать информацию за три минуты" разве ж ее напугали бы какие-то там шрамы?), от неожиданности. А впрочем, уже в следующую секунду это стало не важно - короткие, пепельно-каштановые волосы, такие знакомые глаза, нос, губы...
- Це... Церес?... - не голос - хрип, горло сдавило тугим спазмом, сердце сорвалось на бешенный ритм, забилось пойманной птицей, казалось оно вот-вот выскочит из груди, а в носу противно защипало. - Духи предков... Брат... Ты живой...
Глядя на парня, Авель судорожно всхлипнула, по щекам сами собой потекли слезы - ох, сколько раз она мечтала о этой встрече! Сколько раз видела ее во сне! Слегка пошатнувшись, девушка шагнула на встречу Цересу и крепко, почти до боли, обняла.
- Брат...
Почти четыре года, долгий срок. Очень долгий. И кажется сейчас, впервые за все эти годы, Авель снова ощутила себя живой: потеряв мать и брата она не жила - существовала, была послушной куклой в руках "Чаррира" - ела, спала, училась и тренировалась, выполняла поручения хозяина... Так актер в уличном балагане отыгрывает свою роль, старательно, талантливо и иногда ему даже верят. Вот только обычный лицедей после выступления стирает грим, снимает костюм и уходит со сцены в настоящую жизнь, со своими радостями, горестями, родными и близкими. Для Авель же "сцена" стала жизнью - ей некуда было идти, не к чему стремиться и наемница с жадностью вгрызалась в новые знания, бралась за любые поручения "Чаррира", лишь бы не думать... лишь бы не вспоминать... ведь там, за пределами "сцены" была лишь горечь, боль да сны от которых хотелось выть по-волчьи от безнадеги и давящей глухой тоски.
Сколько они так простояли? Минуту? Или час? В узком проулке было гораздо меньше людей, чем на площади, но все же торговые ряды не лучшее место для долгих и серьезных бесед. Авель нехотя разомкнула объятия, отступила на шаг, провела ладонью по лицу, стирая слезы и снова взглянула на брата.
- Нам нужно уходить отсюда. Ты знаешь этот город, Церес? Знаешь место, где можно спокойно поговорить? Я видела здесь наемников "Чаррира", они ищут тебя. - Авель не стала уточнять, что и сама принадлежит к этой группировке, лишь поморщилась, чуть подумала и досадливо тряхнула головой - Да и меня тоже. Нужно идти.

+1

8

В эти секунды голова разрывалась от воспоминаний, мыслей, догадок и прочего, что связывает их с сестрой. Церес никогда бы не подумал, что их встреча произойдет так. Нелепая случайность сводит их на улицах рынка, будто сами духи подстроили эту встречу.
После её слов на душе становится так тихо и тепло, родное чувство прошлого. Тогда они и не думали, может ли быть иначе, чем домашний уют. Её слезы заставляют поверить в настоящее, говорят во сне люди не умеют плакать.
- Авель, - еле дернув губами, мальчик тихо произнёс одно слово в ответ и крепко обнял сестру.
Даже сейчас, спустя столько лет, её запах волос остался всё тем же. Но это лишь часть былых воспоминаний. Приятных воспоминаний. 
Кто же сейчас ты, Авель? В голове засела мысль, что он пропустил что-то важное, или хуже, не счёл нужным разузнать. Нет, это не так, твердил себе мальчишка; он каждый день всматривался в лица прохожих, выискивая в толпах людей знакомые черты. А что если она не вспоминала о нём, и лишь какой-то рок судьбы подставил их встречу. А что если она...
А что если.
В глазах щипали мелкие песчинки радости, обрамляя взгляд яркими бликами подступивших слёз. Мальчик счастлив, несмотря на темный омут сомнений в его голове.
- П-почему уходить? - Церес нехотя отпустил руку Авель, - Есть причины спешить? Не нравится это место?
Он нервно перебивал Авель своими скорыми вопросами, пока не услышал о неком Чаррире. Мальчишка обеспокоенно посмотрел на Авель и с дрожью в голосе спросил:
- Что? Это они убили мать? Кто такой этот Чаррир?
Нужно идти. Неужели спустя столько лет они всё ещё помнят о нём. Наследие клана, как проклятие для них двоих, возможно последних представителей клана Абио.
- Да, идём, - Церес надвинул брови на глаза, сделался серьезным, - этот город - мой дом.
Тогда он схватил свою сестру за руку и уверенно прибавил шагу в сторону пригорода, где строения становились беднее, и спертый запах улиц пробивал заложенный нос.
Церес следует первым, он периодически оборачивается и смотрит на сестру, боюсь упустить эти мгновения, словно она может раствориться в никуда. Он улыбается ей сквозь серьезную маску, искренне, как в детские времена.
- Аведь, скажи, а давно ты в этом городе? Почему всё случилось в один день? Будто кто-то читает нас, как книгу.

Спустя несколько улиц, они сворачивают на мост и через него, сразу налево, вдоль грязной набережной, между рыбаков. В носу уже свербит от едкого запаха рыбы, а под ногами хлюпают кислые лужи забитые чешуей. Кажется, что ботинки после такого уже не спасти. Ещё пару улиц вниз, минуя таверну с вывеской в виде рыбы, брат с сестрой забежали в узкий, тёмный переулок. Стены здесь словно нависали над головой, пытаясь сомкнуться куполом, вызывая неприятные ощущения тесноты.
- Сюда, - Церес затянул сестру в одну из нескольких одинаковых дверей.
Тьма, Церес  щелкает по кристальному светильнику и тот слабым светом открывает скудную картинку комнаты. Кровать, стол, стул и печь, где ещё красовались остатки утренней лепешки.
- Я, я не верю своим глазам. Так много всего в голове, столько вопросов. Как тебе удалось выжить, Авель? - прям с порога спрашивает Церес.

+2

9

Авель стащила с головы капюшон, шагнула вперед, протянула руку и тихонько, кончиками пальцев коснулась шрама, что протянулся по щеке Цереса.
- Это сделал нетопырь? Как ты сумел выжить? Духи предков... все эти годы... я считала, что ты погиб! Мать успела мне рассказать, прежде чем...
Девушка не договорила, опустила руку и прикусила губу - от тяжелых, пропахших кровью воспоминаний неприятно кольнуло сердце, а эйфория от встречи, ощущение счастья сменилось тревогой и почти физической болью. "Личные привязанности - роскошь, недоступная наемникам" - так говорил наставник и раньше Авель лишь кривила губы в горькой усмешке, слыша это фразу. Чего ей-то было бояться? Она никогда не знала отца, она потеряла и мать, и брата, а обзаводиться закадычными друзьями как-то совсем не торопилась. Но сейчас, глядя на Цереса, Авель осознала насколько был прав наставник - именно брат станет ее слабым местом, ради него она пойдет на все, даже отдаст жизнь!
- Даже не знаю с чего начать. - Авель отступила на шаг, чуть помедлила, отчасти подбирая слова, отчасти набираясь духу, чтобы рассказать все, что случилось с ней за эти годы. - Неужели ты ни разу не слышал о "Чаррире"? Это наемники, говорят, что одни из лучших на всем Хивере, однако, о "Чаррире" ходит дурная слава - эти наемники отличаются излишней жестокостью и без крайней нужды с "Чарриром" стараются не связываться. Да, это они убили мать и... - Авель запнулась, отвела взгляд и, словно шагнув в ледяную воду, выдохнула. - и... я одна их них.
Наемница села на койку, сжалась, зябко обхватила себя руками за плечи и опустила голову, боясь встретится с братом взглядом. Что она там увидит? Осуждение? Ненависть? Злость? Счел ли Церес ее предательницей? Ведь она служила "Чарриру"! Убийцам их матери!
- Ты был дома? Тогда, в тот день? Да наверняка был, раз знаешь, что ее убили. Их было шестеро, они пришли в наш дом, мы не смогли ни сбежать, ни отбиться. А после того... после того как... - Авель судорожно сглотнула, зажмурилась, тряхнула головой и тихо, хрипло продолжила. - меня увезли в Лунную Чащу, на базу "Чаррира", я была пленницей, меня держали в подземелье. - Авель чуть поморщилась, потерла ладонью лоб, словно пытаясь стереть эти воспоминания. - Не знаю сколько... долго... там было темно... А потом я свалилась с лихорадкой. - девушка чуть помолчала и по прежнему не глядя на брата, кивнула своим мыслям. - Да, я смирилась, осталась с "Чарриром", более того, я не пыталась отомстить или сбежать. Через неделю, когда я очнулась... я жалела, что выжила, моя жизнь потеряла всякий смысл, даже месть была мне безразлична. А побег... "Чаррир" жестоко карает беглецов. Ты знаешь, что наша мать тоже была наемницей "Чаррира"? Она сбежала и ты видел, чем это для нее закончилось. Чего ради мне было так рисковать? Я считала, что ты мертв, так зачем мне было бежать? К кому?
Авель вспомнила, как в первые же дни ее пленения наставник пригрозил, что отрубит ей ноги, если она попытается сбежать, дескать для ее дара ноги совсем не обязательны... Интересно, какое наказание за побег из Лунной Чащи ей положат сейчас?
- Наша мать и мы с тобой принадлежим к древнему клану Абио. Говорят, этот клан вымер, может статься мы с тобой и вовсе последние его представители. - "И тем хуже! Значит за нами вечно будут охотиться! Не "Чаррир", так какие-нибудь придворные псы... Да мало ли людей, что пожелают подчинить себе воинов-лекарей?" Авель досадливо качнула головой, прогоняя не нужные сейчас мысли и продолжила. - Не спрашивай, я очень мало знаю про этот клан, знаю только, что мы можем исцелять... и воскрешать.
Авель не стала рассказывать, как именно "Чаррир" использовал этот дар. К чему Цересу сейчас это знать? Девушка поднялась с кровати и нервно прошлась по узкой, тесной комнате.
-Я не знаю, что теперь делать, Церес. "Чаррир" - это не просто сборище наемников, наш хозяин собирает лучших бойцов, чародеев, ремесленников... Коллекционирует, как бабочек или картины. Вот только он нами не просто гордится и любуется, мы - послушные марионетки в его руках, куклы, которые иногда... ломаются.
Наемница остановилась возле стола, скрестила руки на груди и наконец-то подняла взгляд на брата.
- Два дня назад я случайно услышала разговор наставников, речь шла о мальчишке-абинце, которого видели в этом городе, хозяин собирался пополнить этим абинцем свою "коллекцию". И тогда я сбежала из Лунной Чащи, на поиски. - Авель кривовато улыбнулась. - Я не знала, что найду здесь тебя. Надеялась, да, но особо на это не рассчитывала. Я собиралась найти абинца, рассказать про "Чаррир" и вернуться в Лунную Чащу. Я никогда не выбрала бы такую жизнь для себя, но у меня и не было выбора... и не хотела такой же участи для абинца. Для тебя.
Девушка поморщилась словно от зубной боли - расставаться с "воскресшим" братом во второй раз не хотелось, как потом жить не зная что с ним, где он, жив ли? Но какой у нее был выбор?
- Сегодня я видела в торговых рядах "Чаррирцев", они тебя ищут, а значит у нас очень мало времени. Я не могу остаться с тобой, это слишком опасно, "Чаррир" не забудет и не прекратит охоту. - "А может ты и вовсе теперь не захочешь меня даже знать?" - Но если хочешь... я могу тебе помочь, подстроить твою "смерть", чтобы тебя больше не искали.

Отредактировано Авель Калиптро (2019-04-13 05:07:48)

+1

10

Легкое прикосновение её пальцев вызывает смущение, будто дотронулись до самого прошлого. Он хмурит брови и отводит взгляд.
- Это... это больше не имеет значения, - тихо произнес Церес.
Кожа облитая кровью, разорванная на куски и боль до потери сознания. Он всё ещё чувствует эту боль во сне, где по одному сценарию он крича от страха, пытается дотянуться руками до сестры. Когда-нибудь придёт время и он расскажет об этом жутком кошмаре.
- Нет же, никогда не слышал. Да и половину наемников за кусок хлеба готовы порвать друг другу глотки. Чаррир звучит будто бы это целый клан, - пожал плечами мальчишка, - убили мать? Что, подожди...
Дурацкая ситуация, которая заставила с хорошей ноты перейти к плохой. С трудом в голове Цереса соединились две вещи, мать, убитая Чарриром и сестра, наемница Чаррира. Здесь нет логики, по крайней мере пока. За целым рассказом Авель не было никакого объяснения происходящего, будто книга на чужом языке. Виноватая она всегда отворачивалась и говорила в пол, прям как сейчас, а он не мог открыть рта.
- Был дома? Когда был дома? - Церес нервно вздыхает, пытается подойти чуть ближе, - в тот день?
Он уточняет, будто бы не верит в происходящее, будто всё сказанное какая-то сложная загадка, а он, глупенький, всё не о том думает. Только фраза о принадлежности Авель к Чарриру - чистая правда. Теперь Церес подозревает и он напуган. История сестры гораздо страшнее всех тех событий, что случались с ним за это время. Тот голод от безденежья и те раны от падений не имеют никакой цены после её объяснений. Порабощенная жертва, лишь потому что так сложились обстоятельства. Выбрать смерть из-за чувства вины перед матерью или выбрать невыносимую жизнь с чувством вины перед матерью. Это и есть её жизнь?
Он делает небольшой шаг вперёд и пытается заглянуть в опущенные глаза сестры. Не в поисках раскаяния, а ради поддержки.
- Воскрешать?
Тот день запомнился ему разбитым стеклом и птицей на столе. Забавы ради или интереса, Церес поднял маленькое создание и шепотом проговорил заклинание. Тогда он думал, что ему показалось, будто птица была уже мертва.
- В-воскрешать?
Мальчик не верил в сказанное. Нет. В это просто невозможно поверить. Лечение несёт добро, а воскрешение против правил природы.
- Когда я вернулся домой, мать успела рассказать о сумке. В ней лежала эта накидка, - мальчик показал зеленое тряпье под плащом, - и какие-то бумаги с записями об Абио. Мол, мы лекари-воины. Но я не мог даже подумать, что мы можем быть кому-то интересны. Получается.. ты у них в рабстве?
Церес пристально наблюдает за каждым движением Авель, боясь даже пошевелиться. Как много мыслей в голове, невозможно собраться.
- Так сложно, Авель. Послушай! - уверенно сказал мальчик, - Я не считаю тебя предательницей. Я не перестал верить в тебя или.. любить тебя. Не держу обиду и прикрываться тобой не собираюсь. Если мы единственные абинцы, то какой толк вновь расставаться, нет. Нет же. Мы должны держаться рядом! Пускай ищут сколько хотят, Хивер большой ведь? Да? Мы убежим.
Мальчишка не слишком образован, его времяпровождение больше занимали дела, взятые с доски заданий. Поле боя или на выходных раздача местной газеты. С каждым словом Церес становился увереннее в своих словах, они придали ему сил.
- Авель.
Мальчик подошёл ближе и крепко обнял сестру.
- Жизнь сейчас, - начал Церес, - это не жизнь. Какая разница, если в обоих случае исход один - умереть, а от чьих рук, без разницы...
Положив голову на плечо сестры, мальчик сжал в объятиях сестру ещё крепче
- Сейчас духи дают нам возможность сделать что-то вместе, - договаривает мальчик и, наконец, отпускает сестру.

+2

11

"Я не считаю тебя предательницей. Я не перестал верить в тебя или.. любить тебя."
- Я боялась, что ты не поймешь.
Авель благодарно улыбнулась брату, ощущение было такое, словно с плеч рухнула целая гора, стало легко-легко. Однако, радость была не долгой, за эти годы девушка уже и забыла насколько проницательным был Церес, как умел за всеми словами выявлять главное. Рабство. Авель скривилась и зябко повела плечами, словно заново ощутив прикосновение каленого железа к коже. А впрочем, даже если Церес догадался на каком она положении в наемничьем клане, то к чему ему знать о клейме? Или о том, как она пыталась содрать эту метку вместе с куском кожи? Боль можно было вытерпеть, но ощущать себя домашний скотом, которого заклеймил рачительный хозяин было мерзко и унизительно. А еще отчего-то Авель казалось, что если она сумеет избавиться от клейма, то все изменится, она не станет собственностью "Чаррира". Какая наивность!... Девушка тряхнула головой, уже по привычке загоняя неприятные мысли в самый темный и глухой угол - сейчас тратить время на эти воспоминания было попросту глупо.
Предложение Цереса сбежать, попробовать затеряться среди земель Хивера было настолько соблазнительным и желанным, что на несколько секунд наемница даже позволила себе помечтать о такой жизни. Впрочем, питать пустые иллюзии и надежды Авель давно разучилась.
- Ты помнишь, как мама рассказывала про волка? - девушка усмехнулась. Сколько им тогда было? Лет по шесть? Семь? Дети порой бывают очень наблюдательны и не в меру любопытны, мать как-то упомянула про волка, что якобы поселился неподалеку от их дома.
Сейчас Авель уже не могла вспомнить кому из них пришла идея посмотреть на этого зверя. Но в одну из ночей, дождавшись, когда мать уснет, они с Цересом прихватили арбалет (вдруг бы волк оказался не самым дружелюбным? Правда, тогда юным проказникам и в голову не пришло, что их силенок попросту не хватит, чтобы взвести тетиву!) и выбравшись через окно, отправились на поиски. Та ночь навсегда осталась в памяти Авель - теплая, летняя, наполненная шелестом листвы, сладкими, терпкими запахами лесной земляники, цветов, травы и свежей холодной росы. Конечно же, никакого волка они тогда не нашли, зато умудрились заблудиться в лесу и набрели на небольшое озеро. Водная гладь была темно-синей и напоминала разбитое зеркало - в воде отражались сотни осколков-звезд и круглая, щербатая с одного бока, луна. К счастью, у них хватило ума остаться на берегу озера, не возвращаться домой в потемках (наверняка, в темноте они не сумели бы отыскать дом и лишь еще глубже забрели бы в лес и окончательно заблудились), а утром их нашла мать, перепуганная, бледная, как полотно и непривычно растрепанная. И ох, как же им тогда досталось! Авель невесело улыбнулась воспоминаниям - с той ночи прошла целая вечность, теперь же и вовсе казалось, что это все было не с ними, слишком уж сильно изменилась их жизнь!
- Тогда я ей верила и не понимала, почему она, такая сильная и смелая боится какого-то волка. Ведь у нее и топор, и меч, и даже арбалет был... - Авель запнулась и чуть смутилась, припомнив, как подбила Цереса попробовать подстрелить из арбалета плещущуюся в озере рыбу. - Ну по-крайне мере был, пока мы его не утопили в озере.
Авель облизнула пересохшие губы, взглянула в такие знакомые, карие глаза и в бессильной злости саданула кулаком по столу.
- Проклятье, Церес! Я бы все отдала, чтобы остаться с тобой, но... я не хочу такой жизни. Тогда я не понимала какого-такого "волка" опасается мама, теперь же... я не хочу, как она вздрагивать от каждого стука и шороха, не хочу вечно ждать опасности и бояться... не за себя! За тебя! Твою смерть во второй раз я уж точно не переживу! А "Чаррир" не отступится, не бросит охоту ни через год, ни через десять, наша мать попыталась скрыться в лесу, но даже там они ее достали!
Авель резко замолчала, прикусила губу, уже почти жалея, что сорвалась на крик - может быть, если бы она говорила спокойно и уверенно, не показывая насколько больно и тяжело даже от мысли, что им снова придется расстаться, то убедить брата было бы легче?
Чувствуя, как от нервного напряжения мелко, неприятно дрожат руки, скрестила их на груди, одарила Цереса хмурым взглядом и отчасти желая сменить тему, отчасти и правда снедаемая любопытством, поинтересовалась.
- А как ты жил все эти годы, Церес? Как ты вообще оказался в Арртетуме? И, кстати, где ты умудрился порвать плащ? Если бы эта твоя накидка не выглядывала в прореху на спине, то вряд ли бы я сумела тебя отыскать в такой толпе.

+2

12

Разговор обещает быть долгим, родным людям, не встречавшимся целую вечность, есть о чём поведать друг другу. Вот и её искренняя улыбка, но сколько страданий она прячет за ней не скроешь, ведь глаза не врут. В голове мальчишки всплывают догадки о прошлом сестры, он натянута улыбается, пытаясь делать вид, что сейчас всё хорошо.
Всё хорошо.
- Про волка? - мальчик бегло проходится по комнате, выискивая подсказки о каком волке идёт речь, - волк.
Забравшись на кровать, скидывая обувь на пол, он облокачивается на стену.
- Волк, - вновь повторяет мальчик, - ах, да. До сих пор стыдно. Вот бы утопивший мной арбалет вернуть, как никак на семейную реликвию походил.
Тогда они по малости глупые убегли из дома во всем найденном снаряжении, лучшим из которых была сковорода на поясе Авель. В глазах страх такой, когда любой куст уже волк. Шикали друг на друга, будто бы это помогло, появись там волк. Потом это озеро.
Мамины помощники! Охотники с большой буквы. Давай рыбу стрелять. Ничего тогда не получилось, арбалет канул в синюю гладь. И с мудрыми словами Цереса "что упало, то пропало", они ушли ни с чем.
Церес пока не понимает того, что чувствует его сестра, будучи наемницей Чаррира. Пытается, но пока лично не встретишься с горем - не познаешь его истинную боль. Остаётся молча наблюдать, не перебивая её слов, позволить ей раскрыться. И без того тёмная комната наполнилась мрачной аурой, навеянной Авель.
- Я верю в уготованное. - Обратился мальчишка к Авель. - Если мне уготовано завтра умереть, то никакие духи меня не спасут. И это не повод бояться завтрашнего дня... А, Авель, садись на кровать, ты ведь весь день в дороге, да? А я печку растоплю, жить близ воды это находить плесень даже в своих волосах.
Пусть и глупая, но это шутка, разрядить обстановку не помешает. Мальчишка резво спрыгивает с кровати и двумя босыми шагами достигает печки. Возится с дровами, поджигает, раздувает.
- О, серьезно?! - роняя всё из рук, Церес хватается рукой за спину, ощупывая место в поисках дырки, - Да... пф.. Такая большая? На днях зачищали гнездо цетакинцев разбойников где-то на юге Арртетума, вот крыса вцепилась мне в спину, я то надеялся что всё с плащом нормально. Вот! Вот, Авель, подтверждение моим словам. Просто было уготовано нам с тобой встретиться и крыса прогрызла мне дыру на спине.
Кивнул мальчик сестре и оттопырил большой палец вверх, показывая, что всё идёт по плану. Это выглядит глупостью подростка, мол следуя его логике, можно сидеть на попе ровно в ожидании судьбы. Верная мысль, только есть разные судьбы - слабых или сильных, лентяев или целеустремленных. Какой путь выберешь - по таком судьба и поведёт.
- Я занимаюсь наёмничеством, раньше было труднее зарабатывать на еду, приходилось работать с утра допоздна то в яблоневом саду, то на виноградниках или на лесопилке. На последнюю брали редко, так как детей в принципе мало куда берут работать. Люди жалели меня, когда видели это, - Церес всегда опускает взгляд вниз, говоря о собственных шрамах на пол головы, - день за днём приходил к наемническим столам, и как-то раз меня взяли. Мужчина в красной накидке с соколом, сказал, что узнал мою накидку. Этот старик буквально спас меня! Он сказал, что я из дома Абио и впишет меня в наемники. Я как полевой лекарь бегаю за здоровыми лбами, а им особо и не надо беспокоиться за меня, отбиваться со временем научился. Вот, как-то так. Знаешь, Авель... по совершеннолетию я хочу податься в инквизиторы.
Церес почти ни с кем не делился своим самым заветным желанием, лишь так, вставлял между слов у костра после битвы среди компании таких же наемников.
- А кем бы ты хотела быть? Просто представь, что нет никакого Чаррира. Вот ты сама решаешь куда тебе идти, - Церес наконец закрыл печку с разгоревшимися дровами.
Комнату почти сразу наполнил тёплый воздух и приятный аромат сосновых бревен, похоже смолянистые были.

+1


Вы здесь » Легенды Хивера » Личные встречи » Однажды наши пути пересеклись